Бабушка – не старуха

Вовкиным родителям повезло – недавно они умудрились купить недорогую квартиру — прямо в том дворе, где проживали его дедушка с бабушкой.

Теперь пятилетнего Вовку не нужно было водить в детский сад. Уже целую неделю, с утра пораньше — строго в одно и то же время — его одевали, затем он самостоятельно выходил из своей квартиры, спускался с третьего этажа, пересекал — вприпрыжку — наискосок небольшой двор, и оказывался в подъезде, где его уже ждала открытая дверь другой квартиры.

 

 

А родители в это время быстро одевались и мчались на работу.

Но сегодня Вовка, почему-то, опоздал.

На дворе был февраль, всю ночь шёл снег, но к утру он закончился. И поэтому, когда Вовка появился на пороге бабушки с дедушкой с головы до ног засыпанный снегом, старики особо не удивились. Только дедушка, стряхивая с него снег, посмеиваясь, спросил:

— Внучек, ты что, головой себе путь пробивал? Дворники-то, я видел, дороги, вроде, почистили. Или ты решил исследовать все сугробы во дворе?

Вовка промолчал и насупился.

Если честно, он ещё немного стеснялся и дедушку и бабушку, потому что раньше родители не часто привозили его сюда. Некогда было родителям. Постоянно они занятые.

— Ты чего? – заметил неважное настроение внука дедушка. – Не выспался что ли? Сейчас бабуля тебя накормит оладушками, потом ты ляжешь на диванчик и поспишь. А когда проснёшься, мы с тобой книжки вместе читать будем.

Вовка, всё так же, с надутыми щеками, молча прошёл на кухню, покосился на бабушку, взобрался на высокий для него стул, и тяжело вздохнул.

— Ты чего, миленький, вздыхаешь? – улыбнулась бабуля. – Сны, что ли, ночью плохие видел?

— Ы-ы… — в отрицательном смысле произнёс внук, и опять вздохнул. – Не видел я никаких снов…

В голосе внука чувствовалось раздражение, как будто его с утра кто-то обидел. Даже дедушка это услышал, из другой комнаты. И скорее поспешил на кухню.

— Всё-таки, что с тобой, Вова? Тебя родители, что ли, наругали? Ты нам пожалуйся, если что. Мы их тоже наругаем.

— Не ругали меня, — капризно буркнул Вовка. – Мама с папой у меня хорошие…

— Значит, просто, настроение у него такое… — Бабушка поставил перед внуком полную тарелку оладушек. – Это бывает. Сейчас мы его настроение умаслим. Давай, миленький, кушай. Варенье бери — сколько хочешь.

Вовка опять покосился на бабулю и почему-то сделал подозрительное лицо.

Дедушка, заметив странный взгляд внука, расхохотался, а бабушка, напротив, насторожилась.

— Та чего это на меня так смотришь, Вова? – спросила она виновато. – Обидела я тебя чем-то, что ли? Или спросить чего хочешь?

— Угу, — кивнул внук. – Хочу.

— Так спрашивай, — кивнула бабуля. – Спрашивай, не томись. И меня не томи.

Вовка долго молчал. Он всё смотрел на бабулю и думал, можно ли задавать взрослым такие вопросы. Потом, всё-таки, спросил:

— Бабуля, ты старухой, когда-нибудь, бываешь?

На кухне повисла тишина. Бабушка с дедушкой в недоумении переглянулись, пытаясь понять смысл детского вопроса.

— И как тебя понимать, внучек? – наконец, спросил дедушка. – Сложный ты вопрос какой-то нам задал. Непонятный.

— Да что же тут сложного, дедуля? – Вовка опять насупился. – Я спрашиваю, бабуля наша бывает старухой? Или она всегда только бабушка?

— Господи… — Бабуля села на стул рядом с внуком, и сложила сморщенные руки к себе на коленки. – Это надо же, какие странные мысли у ребёнка в голове. И с чего они там появились? А, Вовочка, каким ветром тебе такие мысли надуло?

— Никаким не ветром. Бабушка это же — не старуха? Да? Или и бабушки старухами тоже бывают?

— А чем они различаются-то? – заинтересовался дед Вовкиной философией.

— А ты, что, дедуля, разве не знаешь?.

— Я не задумывался об этом, — опять засмеялся дед. — Может, объяснишь? Расскажешь?

— Ладно… Сейчас расскажу… — И тут Вовку прорвало. – Когда я к вам шёл, по тропинке, через двор, навстречу мне бабушка шла. Чужая. А тропинка-то узкая. Я и сделал шаг в сторону, чтобы ей не мешать идти. А бабушка такая широкая попалась… Очень широкая… И я ей всё-равно помешал, немного. И она меня как толкнёт. Сильно-сильно. Ну, я и упал… В снег… Лицом… Я чуть не заплакал. Но я вспомнил, что я же мальчик. А мальчики не плачут. И тут слышу, дяденька какой-то кричит: «Ты что. старуха, с ума сошла? Ты зачем его толкаешь?! Это же ребёнок!». А она его плохими словами назвала, и ушла. Вот. И теперь я знаю, это не бабушка шла, а старуха. Только почему они такие похожие, и бабушки, и старухи? А дедуль, почему?

 

На кухне снова повисла тишина.

Намолчавшись, дед погладил внука по голове и сказал:

— Ты, внучек не сомневайся, наша бабуля никогда старухой не станет. Она из другого теста сделана.

— Да? – Вовка радостно посмотрел на бабушку. – Правда, бабуля?

— Правда, правда. – Бабушка смотрел на внука виноватыми глазами, как будто это она его недавно в снег толкнула.

— Интересно. – Вовка вдруг оживился. – А из какого теста сделаны старухи?

— Из горького, сынок, — вздохнула и бабуля. — Из прокисшего. Из такого даже оладьи не спечёшь.

— Понятно, — кивнул внук, и наконец-то, принялся уплетать оладушки с вареньем.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:68 | 0,315sec