Бесстрашный Мотя

Евгений с малых лет любил животных, у него в кармане всегда был кусочек хлеба или ещё что-нибудь, но было. Он на улицах всегда подкармливал животных или птиц. Мать беззлобно ругалась на него, когда стирала его вещи — вечно в карманах крошки, но ей нравилось, то, что у сына добрая душа и он никогда не обидит слабого. А также таскал домой брошенных котят, собак бездомных приводил. Благо, они жили в своём доме и, во дворе всем место находилось.

 

 

Однажды даже бельчонка раненного приволок, выходил его сам, он у них немного пожил, а потом сын его в соседний лес отнёс, на свободу. Евгений вырос, но чувство сопереживания и любви к животным не растерял. А те, кто любит животных, то и к людям у них в основном, дружеское отношение.

И вот ему уже за шестьдесят, позади огромный жизненный путь. Теперь он уже Евгений Степанович, а все его зовут просто – Степаныч. Здоровье, конечно уже не то, ему пришлось уйти с основной работы. Но бездельничать и сидеть без дела он не привык, поэтому начал искать работу, которая позволила бы ему не быть долго на ногах, чтобы не на улице и не слишком тяжело физически. И как-то он подъехал к магазину и тут же к нему подбежал молодой человек и умоляя просил:

— Папаша, пожалуйста, довези срочно и быстро до проспекта Ленина к шестнадцатому дому. У жены схватки начались!

— Садись быстро.

Парень всю дорогу нервничал, а Евгений Степанович как мог его успокаивал. Когда доехали до нужного адреса, парень кинул ему на сиденье пятьсот рублей и крикнул, выбегая:

— Спасибо, папаша, будь здоров.

— Да не нужны мне от тебя деньги – кричал Степаныч.

Но парень уже заскочил в подъезд. И вот он, держа в руках денежку вдруг подумал, а чем это не работа – таксистом. Идея понравилась, и вскоре Евгений Степанович пополнил ряды таксистов. Ему очень понравилась эта работа, хотя к концу смены, особенно поначалу, он прилично уставал. Но общение, сам факт того, что он работает, ему приносили удовлетворение.

Как-то он подвозил одного мужчину на окраину города и когда въехал во двор дома, то сразу заметил толпу мальчишек. Они видимо выясняли отношения, а потом один из них схватил что-то лежащее на земле, потом раскрыл ладонь и, зажав в пальцах хвост маленького зверька, начал им размахивать. Евгений Степанович, несмотря на возраст, быстро выскочил из машины и схватил мальчишку за руку. Он отобрал у него еле живого крысёнка.

— Как вы можете издеваться над бедным, беззащитным животным. Считаете себя царями природы, так и относитесь к своим подданным благородно, как истинные цари. А не как садисты. Стыдитесь и подумайте, какими вы вырастите, если уже сейчас обижаете слабых.

Сердитый, он отошёл от понуро стоящих мальчишек, унося крысёнка с собой. В машине он его осмотрел, видимых повреждений не было, видимо, просто сильно сжимали его тельце.

 

— Ишь ты, мотылять им вздумали! – ворчал Степаныч – да, крысёнок? О, точно, будешь – Мотя.

Он на всякий случай поехал в клинику и показал его ветеринару. Оказалось, что у него ничего не сломано, потому что ещё не окрепли кости, просто он пережил сильный стресс и, конечно, помяли его как в хорошей драке. Вовремя он его отобрал.

— Жить будет, если подавать вот эти таблеточки и поухаживать немного – резюмировал врач.

Вот так у Евгения Степановича появился верный друг — Мотя. Крысёнок выздоровел и очень привязался к нему. Как только Степаныч приходил домой, он тут же забирался к нему на шею, приветствуя его. В один из дней он уже собрался выходить из дома, ехать на работу, как Мотя залез к нему на шею. А потом вниз и в карман.

— Прокатиться со мной хочешь, ну поехали.

Вот с тех пор Мотя всегда ездил с ним, Степанычу и самому веселее было, когда не было клиентов. Когда в салоне никого не было, он сидел рядом на сиденье, как только появлялись пассажиры, прятался в большой карман к Степанычу. И вот как-то уже вечером, когда Степаныч отвёз последнего пассажира и собирался ехать домой, к нему в машину без предупреждения ввалились двое. Один на переднее сиденье, а второй на заднее, оба были изрядно пьяны.

Тот, что сел рядом, выхватил нож, приставил к горлу Степаныча и матерясь потребовал:

— Слышь гони деньги, да побыстрее, а не то ножичком кадык рубану и сами возьмём.

И тут словно серая молния, Мотя выскочил из кармана и вцепился прямо в лицо бандита. Он заорал благим матом, схватился за лицо, но в этот момент Мотя уже пулей перебралась ко второму бандиту и тоже напала, куда вцепилась этому, Степаныч не видел. Только услышал вопль боли и страха, и они уже оба были на улице. Степаныч дал по газам и был таков.

Через квартал он остановился, достал из кармана возбуждённого боем Мотю и поцеловал его в нос.

— Дорогой ты мой, ты меня сейчас спас.

 

 

Потом пару минут сидел и просто гладил его, гладил, а Мотя счастливый, прижался к нему, закрыв глазки. Он был видимо, доволен, что отплатил доброму человеку, когда-то тоже спасшему его от верной гибели.

***

Рассказ написан по просьбе читателя о его отце.

***

Любые совпадения случайны

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.22MB | MySQL:66 | 0,411sec