Дар или проkлятье. Мистика. Рассказ

Субботний сентябрьский день на окраине городской новостройки. Кухонное окно открыто. Душно. Татьяна помешивает поджарку в сковороде и наблюдает за бульканьем в кастрюле. Приподнимает крышку, заглядывает.

Пар моментально столбом поднимается верх, заполняя всю комнату, словно густым белым туманом. Женщина ничего не видит, только сплошная пелена. Прохладный ветерок рассеивает туман.

 

Татьяна стоит на лестнице внутри многоэтажного недостроенного дома. Слышны приближающиеся детские голоса, шаги и смех. Толпа ребятишек забегают внутрь. Среди них, она отчётливо видит и сына. Мальчишки разбрелись по пыльным без окон и дверей комнатам, а сын с приятелем собрались устроить забег. Татьяна разглядывает лицо второго мальчика, узнала. Это Миша из 21-ой квартиры.

— Раз, два, три! – командует Миша, и они бегут.

Лестничные проёмы без перил. Мать с содроганием наблюдает, как детские ноги перепрыгивают со ступеньки на ступеньку. Металлическая застёжка на туфле Миши вырывается и летит куда-то вниз. Его нога скользит и подворачивается. Мальчик падает, размахивая руками.

Он успел ухватиться за штанину Дениса. Вот Миша висит над лестничным проёмом, держась одной рукой за карман сына. Денис не удержался на ногах и со всего маху рухнул на лестницу, хватаясь руками за торчащую арматуру. На лицах обоих детей ужас.

Мгновение всё замерло. Треск разорванной ткани – карман вырывается с мясом. Мальчик, сжимая в кулаке клочок тряпки, медленно падает вниз, в темноту.

Холодная дрожь и боль привели женщину в чувства. Татьяна мотает головой, не понимает, что это было. «Бред какой-то!» — убеждает она себя, — «Это такие у меня фантазии и страхи за сына? Или я того…» Она доварила суп, приготовила второе и достала из духовки пирожки.

Обед готов, а семилетний сын Денис не вернулся с улицы.

Мать убавила огонь на плите и выглянула в окно. Дети собрались кучкой и что-то оживлённо обсуждают.

— Денис! – кричит мать, пытаясь разглядеть сына, — Иди обедать!

Мальчишки подняли головы на женщину, и расступились.

Когда Татьяна накрывала на стол, хлопнула входная дверь. Мать выглянула в коридор.

— Мой руки и за стол! — командует она и замечает, что сын грязный, лохматый и что-то прикрывает рукой, — Так! Что у тебя там?

— Мамочка, — просит ласково мальчик, — Ты только не волнуйся. Со мной всё хорошо… А вот с Мишкой из 21-й…

Только сейчас она заметила на штанах мальчика огромную дыру вместо вырванного кармана.

Словно сонная, она идёт в ванную и возвращается с аптечкой. Сын удивлён. Он ожидал скандал за испорченные брюки и долгие нотации, а тут совершенно спокойная и готовая ко всему мать. Она, молча, обрабатывает его ссадины на локтях и коленях. Всё, как во сне.

— Ай! – вскрикнул Денис.

Мать очнулась. Обняла сына и разрыдалась.

— Ну, чего ты? — успокаивает он, — Мне повезло, а вот Мишке …

— Правую ногу сломал и руку расцарапал о кирпичи, — произносит она монотонно, словно диктует диктант.

— Верно! – подтверждает сын, — А ты как узнала? Чудная ты мам…

— Идём обедать! – вместо ответа горит мать.

Татьяна смотрит, как сын хлебает суп и вспоминает.

Накануне вечером. Рабочая неделя закончена, офис опустел. Татьяна работает главным бухгалтером и сегодня закрывает компанию. Проверила все кабинеты. Идёт к выходу. Из туалета выпорхнула молоденькая коллега Зиночка.

— Ой, ой! Татьяна Павловна меня чуть не закрыли, — кричит она.

— И закрыла бы, — смеётся женщина, — Ладно, идём.

Вышли, закрыли, сдали на сигнализацию. Идут к остановке. Татьяна замечает далеко впереди, в толпе, им навстречу идёт худая, сгорбленная старуха с двумя тряпичными сумками. Среди прохожих она явно выделяется. Весь её вид: чёрное одеяние до земли, огромный крючковатый нос и колючие глаза, наводят чувство тревоги. Татьяне показалось, что женщина явно ей знакома. Она попыталась вспомнить, но сильная головная боль, мешает думать.

— Смотри, как ей тяжело! – говорит Татьяна, обращаясь к девушке, — Еле тащит, бедная.

— Да, ладно, Татьяна Павловна, — возражает Зиночка, — Бомжа какая-то и вообще на ведьму похожа. Вы, как хотите, а я пошла.

Татьяна помогла старушке донести сумки до дома. Оказалось совсем близко, минут двадцать ходьбы. Остановились.

— Ладно, мне пора, бабушка, — прощается Татьяна, — Всего вам хорошего.

Она собралась идти, но старушка крепко схватила её за руку.

— Постой, — настаивает она, внимательно вглядываясь в глаза, — Отблагодарить тебя хочу. Чего ты, милая хочешь?

Татьяна смутилась. Что может дать эта несчастная одинокая женщина, ну не брать же с неё деньги. Она задумалась – «Как там сейчас сын Дениска? Вот бы всегда знать, где он и что с ним…»

— Хорошо, — словно услышав её мысли, отвечает старуха, — Отныне ты будешь хорошо видеть…

— Да у меня и так хорошее зрение, — рассмеялась Татьяна, — Ничего мне не надо. До свидания.

Старуха усмехнулась, прищурив глаза, и ушла.

***

Прошло несколько дней, как соседский мальчик Миша сломал ногу. Татьяна с головой погрузилась в работу, и начала забывать о своём видении. Всё вошло в обычный ритм жизни. Пока, однажды, утром бухгалтер Зиночка ни постучалась к ней в кабинет.

— Татьяна Павловна, миленькая, — скорчила она просящую мордочку, и сложила на груди руки, словно в молитве, — Можно я сегодня уйду на два часа пораньше?

— А что такое? – поднимает она глаза на девушку, — Что-то случилось? У тебя всё хорошо?

— Ой, Татьяна Павловна, — смущённо улыбается Зиночка, — Егор меня сегодня с родителями знакомит. Можно?

— Конечно, иди, — облегчённо выдохнула она.

Как только девушка вышла, Татьяна налила себе кофе. Стоит у окна, задумалась.

Пар от горячего напитка плывёт вверх, заполняя всю комнату. Женщина не может пошевелиться. Перед глазами оживлённая улица, шум машин, гул шагов по мостовой. На светофоре стоит толпа людей. Среди них нарядная и счастливая Зиночка. Загорается зелёный. Зина первая делает шаг на «зебру», очевидно очень спешит.

Тёмная машина, решив проскочить, сбивает девушку и мгновенно исчезает. Шум, возмущение, крики.

Татьяна трясёт головой. Мираж растаял. «Похоже, что знакомство с родителями жениха не состоится», — вздыхает она, — «Надо предупредить девушку».

Она вызвала Зину и попросила перенести свидание на другой день, дескать, срочная работа. Зина со злостью хмыкнула и вышла.

Через день стало известно, что на ближайшем к их работе светофоре сбили неизвестную девушку.

Татьяна грустно вдыхает – «Не одна, так другая… Выходит, что ничего исправить нельзя». В этот момент, перед её глазами проявилось, как на фотобумаге, лицо старухи с магически завораживающей усмешкой.

Что-то подсказывает ей, что это только начало…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.18MB | MySQL:66 | 0,295sec