Десять лет разлуки. Рассказ. История из жизни

Осеннее солнце заглядывает сквозь яркую листву деревьев под окнами в больничную палату. У кровати жены сидит муж. Он задумался. Жена перенесла инсульт. Как сказал ему доктор: «худшее позади» и перевёл жену из реанимации в палату. Мария Ивановна ещё бледная, с отёкшими веками внимательно смотрит на мужа.

— Вить, а знаешь, что? – дотронулась она до руки мужа, — Поехали к дочке!

Виктор Васильевич от удивления открыл рот и испуганно глянул на жену.

— Ты действительно хочешь? – спрашивает он, понимая, что ей нельзя волноваться, — Машенька, дорогая… Вот поправишься и поговорим, а пока…

— Вить, я так виновата… — заплакала жена, — Ты же знаешь…

— Всё, всё, всё, — успокаивает он жену и оглядывается на двери, желая позвать кого-нибудь из персонала, — Успокойся, — завидев медсестру, машет ей рукой, — Тебе не надо сейчас об этом думать… Выйдешь из больницы, я обещаю…

— Что у вас? – спрашивает женщина в белом халате, и замечает раскрасневшееся в слезах лицо пациентки, — Вам нельзя так нервничать.

Спустя несколько минут она вернулась с врачом. Мужа попросили удалиться.

Десять лет тому назад.

В квартире Чижовых торжество. Точнее сказать, сразу два события: дочь получила диплом и знакомит их с женихом. Родители безумно любят свою белокурую, голубоглазую красавицу – Анну. Когда она год назад намекнула, что её парень иностранец, они напряглись. Это говорит о том, что жених может увести их единственную дочь к себе за тридевять земель. А они останутся одни. Такой расклад их не устраивал. Но Аня уверяла, где бы она не жила, будет часто бывать у родителей, а внуки будут гостить у них все каникулы.

Стол накрыт. Мария Ивановна поспешно снимает фартук и поправляет причёску у зеркала.

— Вить, — кричит она мужу, — Галстук надень!

— Машенька, ну зачем это? – пытается возражать муж, — В узком семейном кругу…

— Надень, надень! – приказывает она, — Пусть зять видит, что мы не какая-то деревня, а тоже приличные люди.

Звонок в двери.

— Ой! – вскрикнула она и заметалась, — Ну, чего ты копаешься, идём открывать.

На пороге стоит, смущённо улыбаясь, дочь. Рядом мужской силуэт с огромным букетом, закрывающим лицо. Как только Аня вошла в квартиру, а букет протянули хозяйке, показалось чёрное, точнее цвета горького шоколада лицо жениха.

Улыбки на лицах родителей сменились удивлением и страхом.

— Знакомьтесь, — начала дочь, — Это мой Джонни. Мы собираемся пожениться.

— Здравствуйте, — широко улыбаясь белоснежными зубами, — Я так рад, что Аня согласилась стать моей женой. Мы любим друг друга…

Он не успел договорить, как ему в лицо полетел букет и громогласная сирена ошарашенной женщины.

— А-а-а! – орала она, размахивая руками, — Это что в моём доме? Пошёл вон! Чтобы моя Анечка вышла за такое чудовище? Не бывать этому!

— Машенька успокойся, — пытается унять жену хозяин, — Ещё ничего не решено… Просто человек пришёл поговорить…

— Ах, вы так? – разозлилась дочь, — Я хотела, как лучше… А вы… Ведёте себя, как феодалы. Я выйду за него! Так и знайте! Выйду!

— Аня, я не понял, что случилось? – растерянно спрашивает Джонни, — Что я сделал не так?

— Ноги его здесь не будет! – кричит Мария Ивановна, тыкая пальцем в лицо жениху, — Во-о-он!

Хлопнув дверью, дочь и её избранник скрылись.

Виктор бегает с сердечными каплями возле жены. Она рыдает, сидя за пустым, нарядным столом.

— Как так? – качает она головой, — Ну, как так? Мы для неё всё… а она собралась замуж за такого… Разве можно себе такое представить?

— Ты, главное не волнуйся, — успокаивает муж, — Завтра вернётся Анечка, и мы спокойно всё обсудим… Выпей капельки, Машенька.

Но, ни завтра, ни через неделю дочь не вернулась.

Родители отправились в институтское общежитие, чтобы узнать у однокурсников, где их дочь. Оказалось, что Аня уехала с женихом в Республику Гана. Всё! — Они потеряли дочь!

Шли годы, а от дочери нет ни писем, ни звонков. Мария Ивановна не смирилась с тем, что её девочка выбрала в мужья «папуаса», и продолжает накручивать себя ужасными фантазиями. Регулярно просыпается с криком и слезами от кошмарных снов. Ей снится, что дочь подаёт ей свёрток с младенцем, а оттуда смотрит мохнатая звериная мордочка.

— А-а-а-а! – кричит женщина и просыпается, — Ой! Ой! А-а-а-а!

— Тише, тише, Машенька, — утешает её муж, — Что, опять кошмар?

— Да… — рыдает жена, — Как она могла так с нами?

Спустя пять лет пришло, наконец, письмо от дочери. Она сообщала, что у неё трое детей и они с Джонни очень счастливы. Приглашала в гости. Мария снова разрыдалась, и муж не знал, как её успокоить.

— Ну, не хочешь, не поедем… — мнётся он, — А скажешь, так сразу купим билеты в их эту Африку и прилетим… Она пишет, что два сына и дочь. Мы так мечтали о внуках.

Последние слова мужа привели Марию в депрессию. Она замкнулась, замолчала. Целыми днями она печально смотрела в окно. Ни на какие уговоры не реагировала. Просто сидела, уставившись в одну точку, и молчала. Спустя два месяца она понемногу пришла в себя. В квартире всё напоминало о дочери, и они переехали жить на дачу. Занимаясь огородом, жена ожила. Она оживлённо разговаривала с соседками, обсуждая урожай.

Прошло ещё пять лет. Аня прислала письмо, где просила прощения и приглашала родителей в гости. А также сообщила, что родила ещё двух дочерей. Виктор Васильевич зачитал жене письмо и внимательно посмотрел на неё. Та сидела тихо, качая головой. Мать очень любила дочь, не могла жить без неё. Отец переживал, что у жены снова случиться нервный срыв.

— Куда мы поедем? – рассуждает жена вслух, — Жить в соломенном домике среди голых папуасов? Как ты себе это представляешь?

Она встала и сделала несколько шагов. Потом покачнулась и упала. Скорая забрала Марию Ивановну в тяжёлом состоянии, поместив сразу в реанимацию — инсульт.

***

На пороге больницы стоят под ручку Мария Ивановна и Виктор Васильевич. Жену выписали. Он придерживает одной рукой жену, а в другой дорожная сумка. Мария улыбается.

— Ты действительно хорошо себя чувствуешь? – спрашивает муж, открывая дверцу машины, — Машенька, садись.

— Да, да! – капризничает жена, — Всё хорошо! Я хочу немедленно отправиться в Гану к Анечке. Я десять лет её не видела. Завтра же закажи билеты.

Виктор облегчённо выдохнул и завёл машину.

Спустя две недели супруги Чижовы прибыли в Республику Гана. Такси везёт их по широкой улице. Через открытое окно тёплый ветер доносит ароматы невиданных фруктов и цветов.

Машина остановилась у красивого двухэтажного дома с зелёным двориком. Толпа темнокожих людей обступила машину.

— Мама! – раздалось из толпы, — Мамочка!

Белая женщина бросилась на шею Марии Ивановне. В этой крупной, как донская казачка даме, родители не узнали свою худенькую когда-то девочку. Дети обступили гостей и внимательно их разглядывают.

После объятий родителей и дочери, все прошли в прохладный, уютный дом. За десять лет у Ани родились пять детей: Майкл, Том, Ванда, Мари и Саманта. Последним девочкам-близнецам ещё полгода.

Мария Ивановна осторожно взяла на руки девочку и посмотрела на дочь. Малышка смуглая, но очень красивая.

— Прости меня, доченька, — по щекам Марии Ивановны потекли слёзы, — Я столько лет отняла у себя… у тебя, у них… Я лишила себя общения с тобой, с внуками… Как я была не права…

— Не надо, мама, — обняла её дочь, — Я тоже виновата…

Пока дочь и мать, обнявшись, сидели в дальней комнате, Виктор Васильевич и зять, в окружении внуков, дегустируют домашнее вино. Рассуждают о жизни. Дети вскарабкались на колени деду, и с любопытством рассматривали новую родню.

 

 

— Господи, как я была не права, — говорит Мария Ивановна, — Знаешь, Аня, я думаю теперь, что не важен цвет кожи твоего внука: чёрный, синий, зелёный, и даже в полосочку… Главное, что он есть! Он здоров и ты его любишь! Я так люблю вас всех, родные мои!

— Мам, я тоже тебя люблю! – поцеловала её дочь, потом прищурилась и добавила, — И мужа тоже.

Они обе рассмеялись. В этой большой, дружной семье, где царит детский смех, так легко любить и быть любимым.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.15MB | MySQL:62 | 0,337sec