Домовой

«Ах, наконец-то наступила долгожданная весна!» — подумала Екатерина, тихонько выползла из-под одеяла, чтобы не разбудить мужа, накинула халат и вышла на балкон.

Солнце только начало подниматься над горизонтом, освещая спящий город. Женщина закрыла глаза, блаженно подставляя своё лицо первым тёплым лучикам. Сегодня был выходной день и муж обещал семье, что повезёт всех на дачу. Как же она соскучилась по ней!

Когда-то давно, когда Катя была ещё совсем юной, отец приобрёл участок земли в близлежащей деревне.

— Вот здесь мы будем отдыхать летом, — радостно говорил он, оглядывая голые сотки земли.

Тогда на Катю это не произвело особого впечатления, но потом… Потом, когда был выстроен небольшой домик, банька, посажены заботливыми руками родителей фруктовые деревья, зазеленел маленький огородик, она очень полюбила это место. И дело было не только в окружающей обстановке, здесь Катя всегда чувствовала себя счастливой! Нет, вы не подумайте, что в городе она была несчастной, просто ей казалось, что на даче каждое брёвнышко в доме, каждый кирпичик, даже посуда были наполнены какой-то необъяснимой положительной энергией, и от этого было особенно хорошо и комфортно.

К сожалению, годы бегут слишком быстро. Вот и папы уже, как семь лет нет, мама постарела, и одну её уже на даче на всё лето не оставишь, сын вырос, и ему уже не так интересно за городом, как раньше, даже её любимый кот Пират, который просто обожал проводить летнее время в деревне, помер, он похоронен там, на даче под вишней… Многое изменилось, но какое-то ощущение приподнятости и счастья осталось.

По мере приближения к даче и без того слегка возбуждённая с утра Екатерина всё больше начинала ёрзать на сидении машины, мысленно подгоняя мужа, который только тихо усмехался, наблюдая её нетерпение. Наконец-то.

Пока мужчины приводили в порядок после зимы участок, Катя, весело напевая, вытирала в доме пыль, вытряхивала покрывала и намывала полы (ведь сегодня было Первое Мая – День Труда).

«Что такое?» — остановилась, как вкопанная женщина, глядя на мамину кровать за печкой. – «Неужели это я такое оставила, когда закрывали всё на зиму?»

Покрывало было смятое, как будто на нём кто-то усиленно качался. Катя вытряхнула покрывало и аккуратно застелила мамину кровать.

Потом были шашлыки, чай. Очень просила Катя мужа остаться и на завтра, тем более, завтра Пасха, но Влад был непоколебим и увёз в город слегка расстроенную Екатерину.

На следующие выходные вся семья Екатерины ехала на дачу уже с ночёвкой (только маму дома оставили, рано ей ещё ехать, простудится).

— Да что же это такое?! – воскликнула Катерина, посмотрев на мамину кровать.

Она прекрасно помнила, как в прошлый раз ровненько, без единой складочки застелила постель, но покрывало было измято ещё больше, чем неделю назад. Создавалось впечатление, что кто-то специально устраивал на кровати игрища.

— Влад, Влад, поди сюда, — кричала Катя, — ты посмотри! Кто тут был? Мне страшно, Влад!

— Да, успокойся, ну, что ты, как маленькая… Никого здесь не было, может, мыши за зиму завелись…

— Это, какие же мыши должны быть, чтобы устроить на кровати такой кавардак?!

— Ну, не знаю, — протянул супруг, — но ведь больше некому…

— А что, если это домовой? – блеснули глаза сына. – Я помню, как мне дедушка в детстве про домовых рассказывал…

— Дима, тебе сколько лет сейчас? Ты уже в институте учишься, а всё в дедушкины сказки веришь? – Рассмеялся отец. – Ладно, мать, она у нас женщина тонкой натуры, с богатым воображением и фантазией, но ты-то?

Щёки Димы покрылись румянцем, и он поспешил во двор, за ним последовал и отец, а Катя всё стояла и смотрела на смятое покрывало. Ей вспомнились обрывки различных разговоров в этой деревне, из которых следовало, что большинство жителей искренне верят в существование домовых. Вспомнила она и как пару лет назад сама частенько просыпалась среди ночи от того, что ей казалось, будто кто-то за ногу её трогает, и сны свои непонятные вспомнила…

«Допустим, как говорит Влад, я фантазёрка», — думала Катя, — «но ведь вся деревня не может быть фантазёрами… во всяком случае, фантазировать на одну тему – уж точно, нет!» И она втихаря положила под мамину кровать пять конфет, вспомнив, что домовые любят сладости, кажется, так говорили знакомые.

Ночью, улегшись в постель, Катя старательно прислушивалась: не раздадутся ли где-то лёгкие шаги, как у собаки среднего размера, ведь говорят, что по ночам домовой тихо обходит свои владения, чтобы проверить всё ли в порядке в доме (домовые очень любят чистоту и порядок и, если хозяева ленивы, разводят грязь, то домовые очень сердятся и могут начать пакостничать). Но всё было тихо, правда, спустя некоторое время женщина услышала попискивание и шорох, но это явно были мыши, так пару штук… А потом Катя погрузилась в сон.

Она проснулась утром от того, что на душе было очень хорошо, нет, даже не так. Она проснулась от того, что её просто распирало от счастья. Да, так сладко спалось только на даче.

— Ну, что? Слышала ночью мышиный писк? – иронично спросил Влад.

— Да, — улыбаясь, ответила Катя.

— То-то же. А то заладила: домовой, домовой… Двадцать первый век на дворе, а у тебя всё домовые…

— Угу, — промычала Катерина, ей не хотелось спорить, было просто хорошо.

Она приготовила завтрак, а когда её мужчины вышли во двор, подошла к маминой кровати. Покрывало лежало ровненько, как она вчера его и застелила. Катя вздохнула: «И правда, какая же я фантазёрка». Наклонилась, чтобы забрать конфеты, но их под кроватью не было!

Муж с сыном, зайдя в дом, увидели очень странную картину: из-под бабушкиной кровати торчали только ноги и пятая точка Катерины.

— Катюша, ты что-то потеряла? – недоуменно спросил муж.

— Влад, их нету, ни одной нету, и бумажек нету! – взволновано говорила Катя, вылезая из-под кровати.

— Чего нету? – передразнил Влад, озадаченно поправляя очки.

— Конфет нет!

— Каких конфет?

— Ну, конфет, которые я положила вечером под кровать, пять штук! Ни одной нет! И бумажек нет! И следов от них нет, вообще никаких!!!

— Ты положила под кровать конфеты? А зачем? – как-то странно покосился Влад на жену.

— Ну, как зачем? … Для домового… они сладкое любят… их нужно угощать… чтобы в доме был покой… они зло отводят…

Голос Екатерины становился всё тише и тише, последние слова она уже совсем прошептала и потупилась.

— Слопали мыши твои конфеты, — рассмеялся громко Влад.

За завтраком муж, прихлёбывая чай, весело говорил:

— Ох, и благодарят же тебя сейчас, Катюша, мыши за пир! Небось, даже своим соседям угощение понесли… Ха-ха-ха!

— Ой, да ладно, — отмахивалась рукой Катя, — праздник сегодня большой для всего живого на нашей земле (это было 9 мая), а они, хоть и мыши, но НАШИ ж мыши!

Чуть позже, когда Влад вышел из дома, сын сказал матери:

— Мама, никакие это не мыши, это домовой, я тебе точно говорю, мне дедушка рассказывал…

И они возбуждённо зашептались.

А уезжая в город, Екатерина украдкой положила под кровать ещё конфет и сдобную булочку. Дома она рассказала обо всём маме, однако, та, как и муж, её высмеяла. Но для Кати это уже не имело никакого значения. Она верила, нет, она знала точно, что в их доме на даче живёт домовой. А иначе, как ещё можно объяснить иногда такое странное поведение её бывшего любимого кота? Сколько раз, пока Пират был жив, они всей семьёй наблюдали, как мирно дремлющий на солнышке кот, вдруг начинал выгибать шею, как бы подставляя ушко для почёсывания, и при этом начинал блаженно мурлыкать. А потом вдруг подскакивал и носился по комнате с боевым кличем, будто играл с кем-то в догонялки, падал на спину и быстро дёргал лапками, будто держал в них что-то. Жители деревни говорят, что это только взрослый человек не может увидеть домового, а животные и очень маленькие дети его видят. А коты всегда с ним любят играть.

Как бы там ни было, но с тех пор Катя всегда оставляет под маминой кроватью за печкой различные угощения, и покрывало больше никогда не было смятым.

***

Едва машина с людьми выехала за ворота, в запертом дачном домике раздались шорохи, сопение, и маленькое (не больше 25 см), покрытое густыми волосами существо быстро прошлёпало босыми ножками под кровать за печкой.

— У-у-у, уф-уф, — донеслись из-под кровати звуки, выражающие удовлетворение.

А затем это странное существо вышло из-под кровати, прижимая к себе конфеты, оббежало печь и направилось на чердак.

— Давно бы так, — бурчал Радея, взбираясь по приставной лестнице, — а то с тех пор, как главный хозяин умер, никаких угощений не получал. Конечно, мы, домовые, охраняем дом от зла и обеспечиваем нормальную жизнь семьи не ради угощений, а по призванию, но… иногда всё-таки приятно почувствовать, что тебя уважают.

P.S. С незапамятных времён считалось, что домовой живёт в каждом доме. Он охраняет хозяев жилища от нечисти, помогает налаживать быт, заботиться о животных и наживать добро.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.21MB | MySQL:68 | 0,294sec