Два Андрея

Чумазый мальчишка в грязных шортах забежал во двор, громко хлопнув калиткой. Потёр грязные ладони о траву, потом о свои шорты, но чище они не стали. Эх, опять от бабули влетит, ну да ладно не впервой!

— Никитка, сынок, подойди сюда — окликнули его. Мальчик повернулся на голос: в глубине двора в теньке сидел дедушка и он заспешил к нему.

— Дед, мы с пацанами крепость строили! — объявил, плюхаясь рядом.

— Понятно, как бы бабуля за такие штаны сама тебя в крепости не заперла.

— Я сам постираю!

— Это ты хорошо придумал. Никитка, я с тобой вот о чём хочу поговорить, — дед внимательно посмотрел на внука, — Ты у нас парень большой, умный, в третий класс перешёл. А вот скажи-ка мне, зачем вы Андрея дразните?

— Какого Андрея?

— С соседней улицы Андрея, который в зелёной кепке ходит. Взрослый уже, для вас дядя Андрей.

— Дед, так он же дурак! Самый настоящий дурак. Мне пацаны сказали, что у него с головой не всё в порядке, — воскликнул мальчишка.

— И что с того? Я же не спрашиваю как у него с головой. Я спрашиваю, почему вы обзываете и дразните его?

— Ну-у-у…

— Никита, я расскажу тебе две истории, а ты послушай и сам выводы сделай, ладно?

— Ага.

— Андрей, тот которого вы дураком называете, родился в тот же год, что и твой папка. Сперва он вроде нормальным ребёнком был, а потом родители стали замечать, что отстаёт от сверстников. Папка твой уже ползал вовсю, а он даже не переворачивался. Родители в город его возили, врачам показывали, те какой-то диагноз поставили, сказали на всю жизнь таким останется, глупым.

Родители шибко переживали, я с его отцом в поле вместе работал, так вот он о сыне не рассказывал ничего. А что сказать: мой сын — дурачок? Стыдились очень, это ведь деревня тут все про всех знают. Помню, даже за ворота почти не выходили с ним, до того стеснялись.

А он мальчишкой хорошим рос, улыбчивым, смешливым, но только всё позже у него было. Сидеть в два научился, ходить в пять, а говорить и того позже, когда сверстники уже в школу пошли.

Так вот, Никита, потихоньку все привыкли, что он такой. Начал он и за ворота выходить и с ребятнёй играть. Василий, отец его, мужик серьёзный, по всем дворам прошёлся, поговорил с детворой, чтобы сына не дразнили, не обижали, а не то грозился бо́шки поотрывать. И как-то все ребята хорошо это приняли, с пониманием.

А родители Андрюху к работе приучили. В мозгах его может Бог и обидел, зато силы в нём немерено. Он всё делать может, и полы помыть и огород вскопать и дрова распилить. Конечно, не сразу всему обучили, с ним видишь, терпения больше надо. Но обучили же!

И пока остальные в школе штаны протирали, он родителям помогал. Знаешь, я порой завидовал Василию. Мои дети то уроки учат, то на рыбалку сбегут, а Андрюха возле отца с тачкой стоит. Знаю, что нелегко им пришлось, и одежду он пачкал, и с ложки долго кормили, на руках долго носили, да и вообще когда такой ребёнок непросто жить. Они потому и второго сына только через десяток лет родили, боялись, что также выйдет. Ну и тяжело было с Андрюхой.

Но родили ещё сына и дочку, здоровеньких, Бог сжалился. А ты замечал, как Андрей по улице ходит?

Никита замотал головой.

— Он по улице идёт и мусор собирает, в контейнер относит. Увидит, камень на дороге валяется, уберёт, чтобы не споткнулся никто. Со всеми здоровается, улыбается. Понимаешь о чём я, сынок? Может, у него в голове не всё в порядке, зато душа чистая. Людям пользу приносит, родителям помогает.

Ты зимой редко приезжаешь, не видишь сколько снега в деревне, у меня спина болит всё чистить. А у Василия всю зиму чисто — сын убирает. Да и во всех остальных делах он главный помощник, опора родителям. Только ты не думай, что он совсем ничего не понимает. Слова не всегда до него доходят, но чувствует он получше нашего.

Помню, как маленьким над мёртвыми воробьями рыдал, котят всех кормил, бродячие собаки его любили. Потому что душа у него чистая. Он может и не поймёт, что вы его дебилом назвали, улыбнётся и дальше пойдёт, но душой всё почувствует. Не надо так с ним, Никитка. Хорошо?

Мальчик насупился, чертил носком кроссовка полукруги на земле.

— Ну не только же я так его называю, пацаны так тоже говорят.

— А ты за себя говори, Никита. Всех ребят я не знаю, но кого узнал, к тем схожу, поговорю. Негоже так вести себя, не по-людски. Как считаешь?

— Наверное, да, деда. Он же нам ничего плохого не сделал. Я больше не буду обзывать.

— Вот и молодец, знал, что ты у нас молодчина, настоящим мужчиной растёшь.

— Деда, а ты же две истории обещал, — напомнил внук, желая сменить тему.

— Слушай тогда, — старик пригладил седые волосы, — Ты наверняка знаешь мужика, которого Матросом кличут.

Мальчик кивнул. Как же его не знать: шумный, с татуировками на руках, злой. Никита его побаивается.

 

— Его тоже Андреем зовут, живёт за две улицы от нас, годка на три твоего отца младше. Вот этот Андрей умный. Даже слишком. Правда, мысли у него всё больше нехорошие, недобрые. Сызмальства родителям хлопот доставлял, в школе постоянно дрался, то и дело у одноклассников карандаши да учебники воровал. Он с тёткой твоей учился в первом классе, оттого знаю.

И его отца покойного, тоже знавал, хороший был мужик, работящий, надёжный. В кого у них такой сын уродился непонятно, ни на мать, ни на отца непохожий характером. Как со школы жалобы пошли, так не выдержал Слава — за ремень взялся. Да только толку не было.

Рос Андрей хулиганом, никто на него повлиять не мог. Два раза на второй год оставался, кое-как восемь классов окончил и уехал в город, в училище поступать. Можно сказать, вся деревня с облегчением вздохнула.

Только вскоре весть дурная пришла — посадили его в колонию для малолетних, вроде как с городскими хулиганами карманы чистил в трамваях. Слава с Клавдией людям на глаза показаться стыдились. Оно и понятно, кто же таким гордиться станет. Вернулся он вскоре, всё в полосатой тельняшке ходил, вот его Матросом и прозвали.

Прожил несколько лет с родителями, опять уехал. И вот так всю жизнь мотается, и нервы родителям мотает. Отца уж нет, так он мать достаёт. То уедет в город, там полгода живёт, то опять вернётся сюда. То в тюрьму попадёт, она к нему ездит — как ни крути, сын. Трезвым бывает редко, работать не хочет. Куда ни устроится так после первой получки увольняют. Кому нужен такой работник, когда в деревне с работой туго и нормальных мужиков хватает?

Так и живёт Матрос, а зачем спрашивается? Чего хорошего он в жизни сделал? Кому пользу принёс? Зато не дурак, в голове всё как надо работает, соображает хорошо. Понимаешь о чём я, Никита?

Мальчик кивнул, да теперь он хорошо понял деда. Дедушка погладил внука по голове и мягко добавил:

— Поэтому не обижайте Андрюшу, того что дурачком кличете. Светлый он человечек, хоть и недалёкий. От него миру только добро, а вот от Андрея-Матроса не знаю… Не я ему судья.

Долго той ночью вертелся Никита, вспоминал безобидного Андрея-дурачка, которого они любили подразнить, а тот только улыбался в ответ. Теперь Никите было стыдно, но он обязательно исправится и не будет больше обзываться!

Главное в человеке не выдающийся ум, а поступки…

~~~~~

Думаю, у каждого есть такие примеры-Андреи. По крайней мере, у меня точно. Одного даже так и зовут.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.15MB | MySQL:68 | 0,312sec