Хлебушек

— Тимка! Разве можно хлеб на пол бросать? А ну подними сейчас же!

Мальчик хитро прищурился, глядя на бабушку, которая строго смотрела на него из комнаты и вместо того, чтобы поднять, незаметно пнул кусочек хлеба ещё дальше под стол.

— Уроки сделал? — снова послышался голос бабушки.

— Потом сделаю. Попозже. Там немного. По русскому не задали, диктант был.

— Нешто опять на тройку написал?

— Нее… Четыре! — гордо ответил Тимка, ковыряя вилкой котлету.

— Ну, погоди, мать придёт, проверит… — недоверчиво проворчала бабушка.

Жили они втроём. Бабушка, Вера Никитична, внучка, Ирина и сын её, четвероклассник Тимка. Бабуля была старенькая и плохо ходила. По дому она немножко передвигалась с помощью ходунков, но на улицу не выходила, однако, несмотря на своё положение, умудрялась строго следить за правнуком. Спрашивала обо всём, что происходило в школе, заставляла уроки делать, — внучке было некогда, она работала с восьми до восьми. Потому и учили вместе с бабулей стихи по литературе, читали всё, что задавала учительница. Потом рассуждали о прочитанном, делали выводы, отвечали на вопросы, записывали в тетрадь.

Пока бабуля ещё ходила сама, то водила правнука в школу, встречала, потом до магазина потихоньку доходила хлеба купить или молока.

А с некоторых пор осела дома, а Тимке ключи выдали от квартиры и с тех пор он самостоятельный, как взрослый: сам открывает, сам закрывает. По дому работу делает: когда подметёт, а когда и пол помоет.

И бабушка старалась тоже внучке помогать. Потихоньку сядет на стульчик около раковины на кухне, начистит картошки, поставит маленькую кастрюльку на плиту, сварит — вот и еда. Кашу тоже варила в молоковарке. Внучка говорила ей, чтобы она не беспокоилась, сидела бы да отдыхала, телевизор смотрела, а она, мол, вечером придёт и приготовит всё. Но нет. Вера Никитична не хотела сидеть без дела, по мере сил помогала. «На что он мне нужен, телевизор этот? Новости я утром глянула, а целыми днями смотреть там ерунду всякую не хочу, надоело…»

— Всё, бабуль! Я поел, — сказал мальчик, ставя пустую тарелку в раковину. — Пойду с Лордом погуляю, а потом уроки, ладно?

— Иди, иди… Он уж давно дожидается, гляди, как хвостом метёт, — улыбнулась Вера Никитична.

Лорд появился в их доме недавно. Ирине соседка предложила щенка беспородного взять, вот и появился четвертый член семьи. Гулял с ним Тимка с большой охотой. Решил воспитывать его по науке, чтобы пёс знал команды и слушался. А ещё, Тимка мечтал научить щенка каким-нибудь фокусам, чтобы мальчишкам во дворе показывать.

Около дома, сразу за поворотом, начинался лес. Не очень густой, но всё же настоящий, с ёлками, соснами и дубами. Там же, неподалёку проходили железнодорожные пути и вдоль них, по тропинке, обычно и гуляли с собаками все жители ближайших домов.

Лорд быстро сделал «свои дела» и стал носиться по дорожке, то обгоняя мальчика, то наоборот, отставая от Тимки. Он был очень активный и любил поиграть. Тимка нашёл палочку и стал кидать щенку, а тот быстро понял, что от него хотят, и стал бегать за ней и приносить обратно. Мальчик очень обрадовался тому, что удалось научить пса такому делу, и представлял, как расскажет об этом маме, когда та придёт с работы…

По железной дороге вяло полз товарный поезд. Тимка разинул рот и стал считать вагоны. Насчитал аж тридцать пять штук. Он очень любил смотреть на поезда. На электрички смотрел и желал всем счастливого пути, представлял как здорово людям, которые в них едут. Тепло, удобно, сиди, да в окошко гляди, а тебя везут — красота! А глядя на товарные поезда ему было интересно представлять, что в них везут. Вон в этих здоровенных, наверное, уголь, а в цистернах — нефтепродукты возят, учительница в школе рассказывала, а ещё в контейнерах простые продукты перевозят, например муку, а ещё поездом доставляют посылки всякие… Надо спросить у мамы, почему цистерны всегда так сильно гремят?

— Лорд! Лорд! — Тимка беспомощно оглянулся по сторонам. Поезд проехал, и было тихо-тихо. Где-то далеко каркала ворона, а осеннее солнце уже садилось за верхушки деревьев. — Лорд! — снова позвал мальчик.

Пса нигде не было видно. Тимка осторожно шёл по опавшим листьям и вертел головой во все стороны, стараясь увидеть щенка, но тот словно сквозь землю провалился. Вдруг Тимка оступился и увидел в земле какой-то проход. Длинные стебли пожелтевшей травы свешивались туда, почти закрывая собой тёмную дыру.

— Лорд! — тихонько позвал мальчик, наклонившись над проходом.

Ему вдруг стало интересно, что там может быть? Когда-то он читал о диггерах, которые обследуют целые подземные города, пробираясь под землю в такие вот проходы. Секретные. Это же настоящее средневековье! Там тёмные пещеры, с потолка которых гулко капают капли воды, а ещё там могут быть сокровища! Ведь не просто так они туда залезают… Эх, если бы был фонарик!

Тимка подошёл к самому краю прохода пытаясь рассмотреть, что внутри, но там было темно. Потом оглянулся и увидел длинную палку, лежавшую неподалёку. Тимка решил поднять палку и попробовать «потыкать» ею по дну. Ему стало интересно, какой глубины этот лаз?. Мальчик протянул руку с палкой, опустил её в яму, но дна не достал. Он нагнулся ниже, а потом нога его соскользнула, и Тимка рухнул прямо на дно прохода…

— Ох, Ирина, Тимка-то пропал, пропал… — бабушка едва дождалась, пока Ирина откроет дверь квартиры.

Когда правнук не вернулся с прогулки через час, она не очень беспокоилась. Только рассердилась на него, что тот отлынивает от домашних заданий. Но когда прошёл ещё час бабушка всерьёз заволновалась. Решила позвонить Тимке, но его телефон благополучно запиликал весёлую мелодию, лежа в школьном рюкзачке в коридоре. Забыл. Тимка забыл взять с собой телефон.

Вне себя от беспокойства Вера Никитична провела ещё час. Скоро уже должна была прийти внучка с работы, а Тимки всё не было. Бабушка не выдержала и позвонила ей. Ира примчалась тут же, отпросившись на полчаса раньше. Вера Никитична вся заплаканная встретила её в коридоре. Она стояла, опираясь на ходунки, и утирала мокрые глаза краем своей домашней кофты. Вдруг в дверь позвонили. Ирина поспешила открыть дверь.

— Здравствуйте! Принимайте потеряшку, — сказал Леонид Иванович, сосед напротив. Он держал за ошейник Лорда, который всё время рвался куда-то, подпрыгивал и скулил. — Иду с работы, смотрю, пёс ваш скачет у подъезда. Дверь-то закрыта, пройти не может. Ну, я его и пустил. Замёрз, небось, и оголодал.

Увидев заплаканное лицо Веры Никитичны, пожилой мужчина осёкся и тихо спросил:

— Что случилось?

Бабушка рассказала Леониду Ивановичу про то, что пропал Тимка.

— Надо звонить в полицию, медлить нельзя!

Пока все разговаривали, стоя в прихожей, Лорд вёл себя очень беспокойно. Он скулил и скрёб входную дверь.

— Он знает! Он знает, где Тимка! — закричала Ира. — Пойдёмте за ним, скорее!

— Так нельзя! — запротестовал Леонид Иванович, — Сейчас позвоним в полицию, приедут специально обученные люди, будут искать и обязательно его найдут. А мы что можем сделать? Уже темно!

Но Ира не слушала слова пожилого соседа и мчалась через две ступеньки вниз по лестнице.

— Ну что ты будешь делать! Ирина! Куда вы? Это опасно! — в сердцах закричал Леонид Иванович, потом махнул рукой и побежал догонять Иру и Лорда. Вера Никитична, продолжая всхлипывать, осталась стоять в коридоре.

— Эх! — с досадой стукнула она по ходункам. Было совершенно ясно, что если бы она могла обходиться без них, то тоже побежала бы на поиски пропавшего правнука…

***

Тимке очень хотелось пить и есть. Как только он провалился в эту дыру, то сначала испугался. Судя по всему, это оказался какой-то заброшенный колодец. На дне была вода, но немного, просто лужа. Стены были ровные, выложенные из кирпича. Свет от осенних сумерек ещё немного пробивался туда и Тимка решил, что по стене он попробует выбраться наружу. Он хотел подсветить себе телефоном, но сунув руку в карман обнаружил, что забыл его дома. Тут мальчику стало по-настоящему страшно. Он подумал о том, что хорошо, что это не пещера, которую он мечтал обследовать, а просто яма какая-то заброшенная, ведь в пещерах водятся летучие мыши. А в ямах? Кто водится в тёмных, сырых ямах?

— Дураки тут водятся! — сам себе сказал мальчик, стукнув со злости палкой по стене.

Ужасно хотелось есть. Эх, как там бабуля рассказывала, что хлеб всему голова, что в него вложено много человеческого труда, что бросать его нельзя, можно навлечь разные несчастья на свою глупую голову. «Вот и навлёк!» — подумал мальчик, безуспешно пытаясь забраться по отвесной стене.

Он вспомнил, как бабушка, когда обедала, бережно сметала со стола крошки на ладонь и аккуратно съедала их. Тимка потихонечку смеялся над бабушкой. Но мама ругала его и говорила Тимке, что Вера Никитична пережила страшные времена и выжила, потому помнит об этом и почтительно относится к хлебу. Эх… Сейчас бы ту краюшечку, которая дома-то завалялась! Он ведь её под стол кинул! Стыдно как… И пить. Очень хотелось пить. А вдруг он останется здесь навсегда? Эта мысль буквально пронзила Тимкину голову. Мама… И бабушка… Как же они там без него будут-то? И Лорд, негодник. Глупый Лорд во всём виноват, это он убежал незнамо куда, а теперь Тимка тут пропадёт! У мальчика ужасно защипало глаза, и захотелось плакать от жалости к себе, к маме и бабушке… Он вспомнил о палке и решил стучать ею изо всех сил по стенке колодца и кричать, чтобы его услышали. Он надеялся, что кто-нибудь пойдёт гулять по тропинке. Но вокруг стояла полная тишина. Наверное, потому что было уже поздно.

К яме никто ни подходил. Стало совсем темно и очень-очень страшно.

— Лорд, Лорд! — ругалась Ира, — Куда ты меня тащишь? Мы тут уже три раза проходили, тут никого нет. В самом деле. Вы были правы, Леонид Иванович, надо возвращаться, мы теряем время…

— Стойте! — сказал пожилой мужчина и поднял вверх указательный палец. — Слышите? Идёмте туда!

— Аааа! — отчаянно закричал Тимка, когда что-то тяжёлое плюхнулось прямо ему на голову. — Лорд?! Лорд! Откуда ты взялся? С неба свалился?

Пёс был рад видеть Тимку и принялся неистово лизать ему лицо, руки, шею, тыкаться мокрым носом в глаза и лоб. Тимка гладил его грязными руками и улыбался.

***

— Я завтра же пойду в полицию и расскажу им об этом колодце! Пусть закопают, заварят, повесят железную дверь и запрут на замок! Это же надо?! Тут люди ходят, дети, ведь провалиться можно! — негодовал Леонид Иванович.

Все вместе они сидели на кухне и пили чай, чтобы согреться.

— Вот я и провалился… — виновато произнёс Тимка, который отмытый и переодетый в тёплую одежду тоже, обжигаясь, пил ароматный напиток.

— Ну что мне с тобой делать?! — сказала мама, прижимая к себе лохматую головку сына. — Нельзя оставить ни на минуту.

Ирина была счастлива, что Тимка нашёлся и был цел и невредим, а бабуля продолжала смахивать набегавшие слёзы. Она очень переволновалась и почему-то чувствовала себя виноватой, что не углядела за правнуком, хотя Ира уже много раз ей сказала, что она ничего не могла сделать, что это была случайность…

 

 

— Бабушка! — сказал с набитым ртом Тимка: он жевал бутерброд с колбасой, — Я понял, почему ты говорила, что хлеб всему голова! Когда я ужасно проголодался, то сразу вспомнил о хлебе, мне так захотелось съесть целый батон! Я бы за него… Ну, не знаю что тогда отдал бы! Прости меня, пожалуйста, что смеялся над тобой!

Бабуля улыбнулась сквозь слёзы и сказала:

— Ничего, деточка… Всё хорошо… Теперь уже всё хорошо…

А Тимка почувствовал себя ужасно виноватым за то, что из-за своего глупого любопытства заставил всех волноваться, особенно бабушку, которой и так досталась в жизни нелёгкая доля…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.26MB | MySQL:68 | 0,317sec