Избалованный ребенок

Таську в детстве все баловали. Её матери, тёте Тамаре, вряд ли был известен ответ французского писателя Сент-Экзюпери на вопрос: «Стоит ли баловать детей?»

Это мы теперь такие продвинутые и знаем то, что и сто лет назад некоторым родителям казалось очевидным, мол, «непременно балуйте, неизвестно, какие испытания им приготовила жизнь».

 

Нет нужды горбатиться
А тётя Тамара уже тогда будто всё наперёд знала. Бывало, её соседка Фаина своих девчонок на сенокос с собой тащит, бабушка их старорежимная строго следила, чтобы не выросли безрукими, а Таська в это время с полотенчиком на плече шествовала мимо их дома на речку.

Загар у Таськи всегда был отменный, ровный, красивый, не то что у Фаиных девчонок – облупившиеся от солнца носы и почерневшие вырезы футболок, а остальное – белым-бело.

Дальше – больше. Фаинины в борозде сидят, комарам на съедение отданные, а Таська с мальчишками на велосипедах гоняет, будто дразнится. Да и было чем дразниться, блестящее двухколёсное чудо ей подарил брат-подводник, который в тот год как раз из первого автономного плавания вернулся, швырял червонцы направо и налево.

Загорелая, нарядная, да ещё и на велосипеде, Таська была центром внимания мужской половины деревни. Отдёрнув занавеску, Тамара тайком любовалась, как очередной провожатый зажимал её Таську у самой калитки, только открой и вот он, зять, стоит на пороге.

Но Тамара к деревенским потенциальным женихам относилась снисходительно, ждала для дочки принца на белом коне. Потому, когда у Таськи случилась настоящая любовь, ранняя, горячая, по-юношески страстная, Тамара проглядела. А когда спохватилась, было уже поздно.

В то время, когда подружки готовились в институт, у Таськи любимого в армию забирали, до экзаменов ли? Поэтому Фаинины двойняшки уехали учиться, а Таська дома осталась, Тамара объясняла деревенским бабам, стоя в очереди за каким-нибудь дефицитом: «Моей Таське нет нужды горбатиться, мы что же, одну-то дочку за деньги что ли не выучим?»

Пока учить собирались, у Таськи жених из армии пришёл, стали свадьбу играть, опять до института ли? Купили родители молодоженам в городе дом, не в навозе же дочке, как матери, копаться. Через родню, через знакомых опять же нашли Таське непыльную работу, только ведь хоть и с блатом, но работать-то как-то надо начинать.

Но когда в ответ на очередной Таськин прокол, приправленный гонором, начальник ей напомнил: «Ты – Никто, и звать тебя – Никак…», Таська не выдержала и с непыльной работы уволилась.

Свобода и судьба
Тамара долго об этом не знала, а когда узнала, тут же собрала семейный совет, на который призвала и сына-подводника. Семейный совет решил: Таська будет рожать!

«А ты, — сказала Тамара, — обращаясь к сыну-подводнику, — будешь ей помогать, она у нас младшенькая, ты уж в школу пошел, а я ее еще только в распашонки наряжала». Сын только крякнул, но матери возразить не посмел. Между прочим, на этом совете присутствовал и Таськин муж Вовка, но он, как и Таськин отец, в этой семье голоса не имел.

У Таськи родился сын, Тамарин внук, которого она так и будет растить, как своего младшенького.

А Таська выдержала бессонные ночи только одну неделю. Сначала она приехала к матери будто бы погостить, сразу же подкинув малютку под бок бабушке, но вскоре бесконечные Тамарины «баюшки-баю» так надоели Таське, что она сначала отпросилась в город на свадьбу к подруге, а потом и совсем зависла там, чтобы не видеть, не слышать, не знать, как растёт-подрастает её малыш.

Никто не ведает, сколько слез пролила Тамара, понимая, что это ей Таськино детское баловство аукается, потому что вскоре стали доходить до неё слухи, будто бы гоняет Вовка её Таську по всей городской улице. Поехала было на разборки, но Вовка показал ей сначала мешок не стираного месяца два белья, а потом повёл в огород, где она попыталась в зарослях лебеды найти ею же посаженный по весне лук, да так и не смогла.

Когда пришла Таська, всё ещё молодая и красивая, у Тамары отлегло от сердца, как-то не похоже было, что ей плохо живётся с Вовкой. «А лук? – думала Тамара, возвращаясь домой на рейсовом автобусе. — Да Бог с ним, с луком, хватит я на этих грядках поту попроливала. Не для того я такую красавицу вырастила, чтобы она эти чёртовы грядки царапала. Вон у неё ноготочки-то какие выделаны, наверное, половину моей пенсии стоят. Да и чего ей жаться, Петька из плавания вернётся, подкинет ей и на ноготочки, и на платье, а надо, так и на шубку. Это Вовка-дурак не понимает своего счастья…»

Но Вовка-то как раз и понимал. Когда Таська однажды вернулась из очередного загула, в доме оказалось на удивление тихо, а на столе лежала записка, извещавшая о том, что Вовка подал на развод и к Таське больше не вернётся. Вместо того, чтобы сесть и оплакать свою неудавшуюся бабью долю, Таська набрала номер подруги и заорала: «Ура! Свобода!»

Свобода оказалась и в самом деле словом сладким. Она подхватила Таську на руки и вихрем понесла её в сказочное завтра, туда, где ждали Таську такие же, как она, свободные от каких-либо обязательств мужчины и женщины, где никто не учил её, как надо жить и никто не считал деньги, которые по-прежнему щедро слал ей брат.

Сама Таська не работала и работать не собиралась. Но так уж получилось, что однажды свобода и судьба вступили в противоборство, вернее даже в схватку, не поделили, знать, очерченную Таськой территорию. Свобода кружила и пела, а судьба в один миг решила поставить Таську на колени, потому что один за другим ушли из жизни Таськины родители. Сначала – отец, он долго болел, Тамара из сил выбивалась, ухаживая за ним, а потом и сама, пошла в кладовку за мукой да в дверях и упала, сердце не выдержало. Мальчонку-то первоклассника напугала, вернулся он, бедный, из школы, а бабушка лежит, неловко подвернув руку, и лицо у неё какое-то чёрное.

Большое сомнение
Тамару похоронили всем миром, а мальчонку определили жить к Таське. Но она же не могла уступить взятой высоты, даже ради сына не могла, кутила по-прежнему, особенно шикарно жила в тот год, когда продала дачникам родительские хоромы, будто по щучьему веленью исполняла любые прихоти сына.

Он и попривык, стал не Тамару, а её, Таську, мамой называть. Но только и пяти лет не прошло, как деньги закончились, и жизнь подкатилась к Таське совсем другим, сиротским, боком.

Путь в эту, новую, жизнь открыло ей письмо брата, в котором он сообщал Таське, что наконец-то женился, строит свой дом, а потому в финансовой помощи сестре вынужден отказать. Вот тут Таська и взвыла, о том, чтобы найти работу и начать зарабатывать хоть какие-то копейки, она и помыслить не могла, стала нервная, злая, часто срывая это зло на мальчонке.

А он всё чаще начал убегать из дома, ночуя по подворотням и гаражам. Протрезвев, Таська находила его, жалела, как умела, прижимая к себе, твердила: «Ты не сердись, сынок, что ругаю тебя, разве можно воспитать человека без брани? Вон, меня тешили да нежили, баловали изо всех сил, а что вышло? Сердце раненое, вот что вышло…».

Сын слушал её, соглашался, но, едва заметив на улице её неуверенную походку, опять бежал, куда глаза глядят. Всё закончилось тем, что Таську лишили родительских прав, а сына отправили жить к Вовке, благо, новая жена не отказала ему. Таська особо не расстроилась по этому поводу, мечтая, что к ней вернётся уже испытанное однажды чувство свободы, и оно, будто на крыльях, опять понесёт её по жизни. Но подняться ей на этот раз не удалось, судьба тяжёлыми путами повязала её и нагнула до самой земли.

А однажды и совсем чуть не отправила в могилу. Совсем потерявшись, приехала Таська в деревню, время было слякотное, осеннее, но она легла на лавочку около родительского дома да и задремала. Хорошо Фаинина дочка с мужем мимо проезжали, остановились, подняли, привезли сердешную в Фаинин дом, отогрели, чаем напоили, а потом предложили полечиться.

Оказалось, что после мединститута работают обе сестрички в наркодиспансере, пообещали помочь бывшей подружке. «Ой, не верю, — встрепенулась Таська, — что вы так просто мне поможете, у меня ведь денег в загашнике ноль…»

***

P.S. Размышляя над судьбой Таськи, я, грешным делом, подвергаю большому сомнению популярный ответ Экзюпери по поводу баловства детей, наверное, детство всё-таки та пора, когда родители должны подготовить ребёнка к будущей взрослой жизни, в которой, к сожалению, не только одни розы, а и шипы встречаются. Да и часто.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:70 | 0,319sec