Кому в этом мире нужна честность

Понятия чести и достоинства никогда не были для Владимира пустым звуком. Наоборот, он был убежден в том, что без этих качеств человек не имеет права считаться мужчиной.

А еще — ответственность. Как минимум, за себя. За свои слова, решения и поступки. И — высший пилотаж — за тех, кто слабее. За тех, кто от тебя зависит. Еще в школе он прочитал «Маленького принца» и с тех пор никогда не забывал: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Серьезный, ответственный, принципиальный — Владимир шел по жизни смело и решительно. Он никуда не торопился, тщательно обдумывал каждый шаг, но уж если шагал, то окончательно и бесповоротно — назад не пятился.

Собственно говоря, он и женился примерно также. Не метался, не искал, не перебирал варианты, не предлагал обидного для многих девушек «гражданского» брака или «проверки чувств» совместным проживанием. Он понимал, что это неправильно. Нечестно. Нужна семья — женись, а не морочь девушке голову, параллельно подыскивая варианты получше. В конце концов, если уж совсем плохо будет — всегда можно развестись, никто насильно рядом держать не будет.

Но с Олей он о разводе вовсе не думал, наоборот — думал о свадьбе чуть ли не через неделю знакомства. Но, по своему обыкновению, не спешил. Он присматривался, прислушивался, думал. Он задавал ей вопросы, которые, на первый взгляд, были совершенно отвлеченными, но, по сути, отражали ее отношение к семье, детям, да и к жизни, в целом.

Также Владимир очень много общался с родителями и братом Оли. Во-первых, конечно, «если хочешь узнать, какой будет твоя жена, посмотри на тёщу». А, во-вторых, кто, как не родные расскажут много интересного о человеке, иногда даже сами того не подозревая.

Но об Ольге рассказывали только хорошее. Были у нее, конечно, недостатки, но какие-то несерьезные: например, сентиментальность. Оля могла расплакаться над книгой, фильмом или вообще — услышав трогательную мелодию. Какой же это недостаток? Так, особенность характера. И остальные недостатки были что-то вроде этого — ничего не значащие мелочи. И Владимир сделал предложение.

 

После свадьбы у них было нелегкое недопонимание: они оба хотели детей, но Ольга просила не торопиться, подождать хотя бы пару лет, но Владимир настаивал на том, что тянуть не надо. И Ольга родила Матвея.

Именно тогда Владимир понял, что не все и не всегда возможно просчитать и предсказать. Вместо аккуратного, спокойного малыша в красивом комбинезончике он получил нечто постоянно кричащее и требующее круглосуточного внимания.

Нечто, отнявшее у него все внимание Ольги, а заодно и подорвавшее ее здоровье. Про внешность жены Владимир даже и не говорил, горестно вздыхая: он рассчитывал на прекрасную мадонну с младенцем, а видел перед собой усталое растрепанное существо с лишним весом и синяками под глазами.

 

Нет, Ольга что-то лепетала о том, что фигура скоро восстановится, ребенок будет спокойнее, что месяц для восстановления после операции — это маловато, надо подождать и потерпеть. Но Владимиру все это казалось пустыми отговорками. С огромным сожалением он констатировал, что на этот раз он ошибся в расчетах. Отцом он быть не хотел. По крайней мере, так рано.

Однако, как уже отмечалось, человеком он был честным и порядочным, к тому же умел отвечать за свои решения, поэтому успокоил жену: до того момента, как Матвей получит место в садике, а она сама, соответственно, сможет выйти на работу, он готов не подавать на развод и продолжать содержать их.

Ольга плакала от обиды и даже хотела сама подать на развод после этих слов, но ее отговорили. Надо быть умнее — у мужика стресс, он сам не знает, о чем говорит. Это у женщины от природы материнский инстинкт, а у него отцовский пока не проснулся. Запаздывает. Не бросает — вот и славно! Пройдет время — одумается, полюбит ребенка. Так что пусть все идет своим чередом.

Но доброжелатели ошиблись. Владимир своего решения не изменил. Стоило Матвею начать ходить в садик, он тут же подал на развод. Ольга до последнего не верила в реальность происходящего, а когда поняла, что это всерьез, у нее произошел нервный срыв, который перешел в депрессию.

Владимир был человеком порядочным и ответственным. Он помнил, что рождение ребенка было его идеей. понимал и то, что в нынешнем состоянии Ольги есть и его вина, поэтому он пришел к ней в больницу и предложил выплачивать деньги на Матвея безо всяких судов. Зачем ей лишняя нервотрепка? Вон она как тяжело пережила судебное заседание — даже в больницу угодила! Ольга кивнула — спасибо.

И Владимир стал честно выплачивать деньги на сына — четыре тысячи в месяц. Конечно, этого было маловато, но Ольга с сыном жила у своих родителей, поэтому удавалось как-то выкручиваться даже с ее небольшой зарплатой.

Владимир навещал сына точно по графику, который сам же и установил — раз в две недели и однажды понял, что Ольга расходует деньги очень неразумно. На Матвее постоянно появлялись то новые сапожки, то явно недешевый комбинезон. А еще сын хвастался, что они с мамой часто ходят в развлекательный центр. И в веревочный парк. И в цирк. И в интерактивный музей. И не только в кино, как с папой. А еще мама обещала записать его в секцию каратэ.

«Вот что, моя дорогая! — заявил Владимир, возвращая сына после прогулки. — Я смотрю, ты как-то очень хорошо живешь, шикуешь не по средствам. Давай-ка так. Со следующего месяца ты записываешь каждый потраченный из моих денег рубль, а в конце месяца отдаешь мне отчет. И если я увижу, что ты транжиришь мои деньги на ерунду — я тебе клянусь! — подам в суд, чтобы половина моих денег шла на счет ребенка! А если ты не согласишься с таким решением — я платить не буду вовсе!» — Оля залилась слезами и кивнула. Она знала, что Владимир не отступит и пойдет до конца. Он был человеком слова.

Рад был и Владимир — несмотря на то, что они разведены, Ольга по-прежнему слушается его безоговорочно. И правильно делает! Сколько бывших мужей скрываются от алиментов, а он платит САМ — она еще в ноги ему кланяться должна и благодарить судьбу за то, что у ее сына такой порядочный отец!

…Каково же было удивление и возмущение Владимира, когда в конце месяца вместо отчета о потраченных деньгах, он получил повестку в суд: Ольга подала заявление о назначении алиментов в твердой денежной сумме. И еще больше он возмутился, когда суд обязал его выплачивать на ребенка половину прожиточного минимума, и это оказалось даже больше того, что он платил сам.

«Кому в этом мире нужна честность? — возмущался он. — Ну ладно Ольга — что с женщины взять? Но то, что в судах такое беззаконие творится… Не был бы я таким порядочным и ответственным, глядишь, все бы по-другому и повернулось бы…Грустно жить, господа, грустно…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.19MB | MySQL:64 | 0,298sec