Мать и мачеха

 

— Здравствуй, мамочка, как же мне… плохо без тебя, — Аня присела на скамеечку рядом с маминой могилкой, и не выдержав, разрыдалась.

Прошло уже полгода, как она похоронила маму, но боль занозой вонзилась в сердце и не отпускала ни на миг. В душе была такая пустота и безнадега, что, казалось, вместе с мамой ушел из ее жизни смысл. Она осталась совсем одна на белом свете. Хотя мама не была ей родной, когда-то давным-давно, отчаявшись стать матерью, она взяла четырехлетнюю Аню из детдома. Но это была любовь с первого взгляда, объединившая их души сразу и навсегда. Отец, правда, так и не смог полюбить девочку и вскоре нашел себе другую жену, родившую ему собственного сына.

 

 

Ане исполнилось 32 года, но она еще ни разу не была замужем. До ужаса стеснительная, она краснела и бледнела, если какой-то парень обращал на нее внимание, а во рту словно каша образовывалась, не давая произнести ни слова. Неудивительно, что после такого «общения» мужчины быстро испарялись с поля зрения, а она только облегченно вздыхала.

— Что же мне с тобой делать? — горевала мама, — почему ты такая дикарка? Неужели, что без отца выросла? И что с тобой будет, когда меня не станет?

***

— Не убивайся, девонька, — услышала она позади чей-то голос, — им там плохо от наших страданий.

Оглянулась — к ней подошла сухонькая, сгорбленная старушечка в ситцевом платочке и тихо присела рядом.

— Кто у тебя тут? — кивнула она на могилку.

— Мама, — кое-как выдавила Аня, горло сжали спазмы от вновь нахлынувших слез.

— Давно?

— Сегодня полгода, — она всхлипнула и уткнулась в носовой платок.

— И все плачешь?

Аня кивнула, слезы брызнули из глаз, словно только и ждали нового сигнала. Участие посторонней бабульки только подлило масла в огонь.

— Эх-хех, — вздохнула бабулька, — им тяжело там, наверху, видеть наши слезы, мы их не отпускаем от себя, не даем порадоваться, а это очень тяжело.

— Не верю я в жизнь загробную, — глухо произнесла Аня.

— А зря, — покачала головой старушка, — если бы верила, тебе бы легче было, и ей тоже…

Она помолчала, потом тихо произнесла:

— Сегодня Радоница, день поминовения усопших. В этот день положено с радостью вспоминать своих близких и молиться за упокой их души. И верить, что их душа жива, находится в раю и в благости.

— Ой, а я совсем забыла, — Аня растерянно взглянула на старушку, — мама всегда отмечала этот день, пекла блины, красила яйца, поминала бабушку с дедушкой, которые умерли давно, я их даже не видела, их могилы далеко отсюда.

— Помолись за маму, покажи, что ты счастлива. Это для нее будет лучшим подарком. Вот повторяй за мной: «Упокой, Господи, душу рабы твоей (имя) и всех православных христиан, и прости им вся согрешения вольная или невольная, и даруй им Царствие небесное. Аминь».

Аня повторила за бабушкой слово в слово, чувствуя, как в душе разливается благодатное умиротворение, которого она уже так давно не испытывала.

— Спасибо вам, — она подняла на старушку просветленный взгляд, — мне давно не было так хорошо.

— Этой ей, там, — старушка подняла к небу глаза, — стало очень хорошо от твоей молитвы, оно и тебе передалось, ты ее отпустила от себя, и началось твое исцеление. Спаси, Господи, — старушка быстро перекрестилась, глядя на могилку и поднялась, — пойду дальше, пора мне…

Аня снова поблагодарила бабушку и осмотрелась вокруг более осознанным взглядом. Умиротворение не покинуло ее. Более того, она почувствовала, как стала жизнь возвращаться в ее душу и тело невидимой животворящей энергией.

Невдалеке на полянке, словно солнышки, расправили свои лучики первые весенние цветы — мать-и-мачеха. И мир заиграл яркими красками.

Аня порывисто встала и подошла к маминой могиле поближе.

— Спасибо тебе, мамочка, — прошептала она, — я знаю, это ты отправила мне эту старушку в утешение, этот Божий одуванчик. Я клянусь тебе, что стану счастливой…

Не успела она договорить фразу «ради тебя», как вдруг ей в спину что-то ударило, она быстро обернулась, успев заметить яркий мячик, отскочивший в сторону. А к ней подбежала запыхавшаяся девчушка лет четырех и остановилась, как вкопанная, глядя на нее во все глаза.

— Привет, — ласково улыбнулась Аня и присела перед ней на корточки.

— Мама? — пролепетала малышка.

В этот момент к девочке подбежал смущенный молодой мужчина и подхватил ее на руки.

— Простите, — сконфуженно улыбнулся он, — у нее мама в автокатастрофе погибла год назад, вот она и видит маму во всех молодых красивых женщинах. А вы на нее очень похожи.

— Мама! — уже со слезами крикнула малышка и в отчаянии протянула к ней свои ручонки.

У Ани замерло сердце, а потом рванулось на встречу этой девочке. Она не помнила, как кинулась к этой малютке и выхватила ее из отцовских рук, прижала к себе.

— Ты моя девочка, ты моя, — шептала она ребенку, обливаясь слезами. Но это были счастливые слезы.

А молодой отец лишь остолбенело смотрел на них, не зная, что делать дальше.

Из кладбища они ушли вместе, маленькая Лера ни за что на свете не хотела расставаться с вновь приобретенной мамой.

И больше они не расставались.

— Вы спасли меня тогда, — шептала им счастливая Аня, обхватив их обеими руками и прижимая к своей груди.

— А ты нас, — шептал ей в ответ не менее счастливый муж Игорь, — без тебя мы бы пропали.

Через год у них родилась вторая дочка, названная в честь мамы Татьяной.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.17MB | MySQL:66 | 0,321sec