Муся на шее. Рассказ.

Каждый рабочий день ровно в семь утра Вадим выходил из своей квартиры. В то же время выходила из соседней квартиры Марина. Получалось так, что они ехали вместе в лифте. Затем, рядом шли до ближайшей автобусной остановки. Несколько лет Вадим восхищался соседкой и завидовал ее мужу.

— Какая женщина!- думал он, вдыхая в лифте запах духов Марины и заглядывая краем глаза в ее лицо. Еще утро, а она уже свежа и подкрашена. И работает на хорошей работе. И получает хорошую зарплату. Не то, что его жена Люся …

Марина работала в строительном управлении сметчицей. И это возвышало Марину в глазах Вадима. Эта женщина казалась ему и умной и привлекательной. Вадим даже не замечал тот факт, что его собственная жена Люся была симпатичней и моложе Марины.

По утрам и в дождь и в снег Вадим и Марина шли до остановки, обмениваясь незначительными фразами. Обычно перед тем как выйти из двора, Вадим оборачивался на свое окно. Там стояла его Люся и смотрела на них.

Люся провожала мужа и Марину взглядом. Махала рукой мужу. Потом, Люся опять шла в постель. Люсе не нужно было торопиться на работу. Поэтому она позволяла себе по утрам, после того как проводит мужа, полежать еще в кровати. Она это называла « доспать часок».

У Люси было пышное тело, пушистые светлые волосы, ласковые зеленые глаза и тихий голос. За это, Вадим звал ее не Люсей, а Мусей.

Вадим работал на стройке прорабом. Вот, уже шестнадцать лет он месил сапогами грязь строительных площадок и бегал по этажам новостроек. Он называл свою работу «собачьей». Организовывать, нести ответственность, руководить бригадами и мастерами – его работа была не только трудная, но и нервная…

С Люсей они познакомились во время учебы в строительном техникуме. На втором курсе им пришлось пожениться по большой любви – Люся забеременела. Когда Вадим получал диплом строителя, то у них уже появилась дочь Яна. Люся перевелась на заочное обучение. Но, после окончания техникума, она не смогла работать по полученной специальности. И потом, когда дочь подросла, она так и не стала нигде работать. За то, она стала безупречной домохозяйкой. Она любила чистоту в доме. И домашнюю еду.

Ей нравилась тихая размеренная жизнь: кухня, уборка, поход в магазин, вкусный ужин в кругу семьи…

Если Люсе становилось скучно, она звонила подруге.

Когда подруга жаловалась ей на своего мужа и на трудную работу, то Люся чувствовала себя счастливой – у Люси был хороший муж, и не было трудной работы. Она терпеливо выслушивала подругу, радуясь своему тихому кошачьему счастью.

Люся не мучилась мыслями о том, что она не работает. Она никогда не стремилась пополнять своей зарплатой бюджет семьи. А муж, все чаще стал напоминать ей об этом. Он мечтал о новой дорогой машине.

Вот и сегодня, за ужином, Вадим опять завел этот разговор.

— Послушай Муся, наша машина «сыплется» от старости. Я не могу ее больше ремонтировать. Нам нужно купить приличную машину. Придется оформить кредит. Но, тогда на погашение кредита я буду выплачивать такую часть зарплаты, что оставшихся денег нам не хватит на жизнь. К тому же, на следующий год, Яна должна поступать в институт. Нужно копить деньги на ее образование…

Дочь Яна, закончив ужин, поторопилась помыть свою тарелку. Ей было уже шестнадцать. Она понимала, что разговор родителей о деньгах опять закончится маминой головной болью и не принесет результата.

— Родители, мне нужны новые сапоги, — объявила Яна, выходя из кухни.

— Конечно, сейчас у нас найдутся деньги на сапоги. Но, после покупки машины, нам будет трудно. Понимаешь, Муся?

Люся нахмурилась в ответ. Она готовилась к головной боли, а Вадим отчаянно продолжал разговор о работе:

— Я видел на дверях нашего продуктового магазина объявление: « Требуется кассир. Можно без опыта» Может быть, попробуешь поработать, Муся?

– Нет. Я что, должна весь день «тык, тык»? Муся изобразила движение пальцами, которыми кассир нажимает кнопки клавиатуры, выбивая чек. Муся передернула плечами, представив то, как вереница людей непрерывно движется мимо нее, сидящей за кассовым аппаратом…

— В магазин еще требуются женщины на выкладку товара, — неуверенным и теряющим надежду тоном сказал Вадим.

— Нет. У меня болит голова и спина, — капризно скривила губы Люся. Ее лицо выражало моральное страдание, которое Вадим доставляет ей этим разговором.

— Но ты же ходила к врачу. У тебя нет серьезных заболеваний, — возразил муж.

— Эти врачи ничего не понимают. Лицо Люси становилось все более обиженным.

— Ну, ладно, — обреченно сказал Вадим, — Тогда мне придется пойти на вторую работу. Буду подрабатывать ночным сторожем. Три раза в неделю, я буду ночевать не дома на мягкой постели, а на топчане в сторожке. Понимаешь, как это трудно?

— Я понимаю, Вадик. Я буду на всем экономить. Я буду тебе давать с собой обеды. А ты постарайся выбрать машину дешевле.

— Может быть, все ж таки, поработаешь на рынке? – не унимался Вадик, — Я поговорю с нашей соседкой с первого этажа. У нее своя палатка, где торгуют трикотажем. Она возьмет тебя. Ты же, окончила техникум и умеешь считать деньги.

— Ты что? – Люся с ужасом в глазах посмотрела в окно, где сыпал январский снег. – Ты хочешь, чтобы я стояла на морозе с красными руками и продавала носки?! Люся схватилась за голову, демонстрируя свое слабое здоровье.

— Тогда, попробуй работать в детском саду няней как твоя подруга. Там тепло.

— Я же тебе говорила, что работа няни очень трудная. Моя подруга каждый день мне говорит об этом.

— Ну, хотя бы, поработай в течение двух лет, пока будем выплачивать кредит за машину, — виновато сказал Вадим.

— Я не выдержу и дня! — воскликнула Люся и удалилась в спальню.

Вадим понял, что этот разговор как всегда закончится жалобами Муси на плохое самочувствие.

Из спальни послышался звук, похожий на стон или всхлип.

«Бедная моя Муся», — подумал Вадим, и поспешил успокоить жену.

Когда он вошел в спальню, Люся лежала на кровати сверху красного шелкового покрывала. Она свернулась на боку, как кошка, отвернувшись от входа. Вадим прилег рядом, и обнял рукой мягкое тело жены. Он ее жалел. Он ее любил. Ему не нужна была другая женщина…

— Х-Х-Р-Р – издала тихий звук Люся, прервав мысли Вадима. Оказалось, что Муся и не думала плакать. Размышляя о том, что у мужа появится вторая работа, она задремала. А засыпая, она успела порадоваться тому, что у нее на самом деле, ничего не болит и она вполне здорова. Тихий храп Муси напоминал мурлыканье довольной кошки.

А Вадим утром как обычно, отправился на работу. В подъезде у лифта он встретил Марину. И, как всегда, позавидовал мужу Марины в том, что его жена не сидит дома, а работает.

Дойдя до арки, он оглянулся на свое окно, ежась от порыва зимнего ветра. В окне он увидел силуэт своей Муси.

Она, улыбнувшись, помахала ему рукой.

 

 

Муся посмотрела на спину Марины, которая шла рядом с ее мужем. Марина подняла воротник и надвинула на лоб шапку. Ветер раздувал полы ее пальто. Марине было холодно.

А Мусе было тепло. Ей некуда было спешить.

Марина и Вадим скрылись в арке за пеленой снежной метели. А Муся отправилась досыпать свой утренний сладкий кошачий часок.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.17MB | MySQL:68 | 0,322sec