Не помни злa. Рассказ

Майский праздничный день. Окна квартиры на втором этаже открыты. С улицы слышны песни, смех, весёлые возгласы.

У стола стоит Инна и гладит бельё. Ей тяжело, мешает огромный живот — восьмой месяц беременности. На кухне едят свекровь Екатерина Степановна и муж Сергей. Свекровь торопливо разогрела обед и кормит сына. Он забежал на минутку перекусить и снова убегает по общественным делам. Вечером состоится в клубе концерт для передовиков производства – он отвечает за плакаты и декорации.

Сергей и Инна давно перестали выходить вместе в люди: в кино, театр, просто погулять. Он торопится, а она бегать не может – положение не позволяет. Все её мысли заняты рождением ребёнка. Только, похоже, что его появление ждёт только она, а больше никто.

Сергей, когда-то был таким добрым и отзывчивым, за последний год очень сильно изменился. Постоянно задерживается на работе, даже сегодня в праздник его нет дома. Екатерина Степановна с огромным трудом терпит сноху — считает, что та нагуляла ребёнка.

— Она только мечтает, чтобы отобрать у нас квартиру! – рассказывает свекровь всем своим соседям и подругам, — А какая она хитрая! Хозяйка в доме никакая! Бедный мой Серёжа, как же ему не повезло с женой. Она обманом заманила его в свои сети, соврала, что беременная от него. Вот ведь, какая хитрая! Я-то знаю, что врёт. Не выйдет у неё!

Подобные разговоры за спиной Инны велись постоянно, при любом удобном случае.

Родители Инны давно умерли, оставив ей в наследство однокомнатную квартиру. После свадьбы Сергей настоял, чтобы переехать жить к матери, а квартиру жены продать и купить ему машину. Так и сделали. Только спустя месяц после покупки, муж разбил машину в хлам. Хорошо, что сам остался жив.

Теперь, когда в семье отношения стали заметно натянутые, Инна очень жалеет, что продала свою квартиру. После отрицательной рекламы свекровью, на Инну косо поглядывали соседи, а после перестали даже здороваться. «Что уж такого можно обо мне рассказать, что все от меня шарахаются?» — гадает Инна, — «Не иначе сказала, что я американский шпион. Ладно, глупости это всё. Вот родится внучка, бабушка увидит её, и вся злость её улетучиться».

После рождения Кати отношения со свекровью и мужем стали ещё хуже. Муж не подходил ни к ребёнку, ни к жене, совсем пропал на работе. Свекровь вечно ворчала, что всюду пелёнки, ночью не высыпается от детского писка, ни разу не назвала девочку внучкой. О том, чтобы помочь молодой мамочке, нет и речи.

Однажды муж пришёл очень пьяный, стал кричать на жену:

— Точно люди говорят, что ты нагуляла ребёнка, — упрекает он жену, — Совсем твоя девчонка на меня не похожа, а ещё хочешь из меня дурака сделать, чтобы я её кормил? Не будет этого! – машет он руками перед перепуганным лицом Инны, — Ни копейки не получишь, хитрая!

— Серёж, что ты говоришь? – пытается возражать жена, — Зачем слушать сплетни? Мы же любим друг друга! Или ты уже не любишь нас с Катюхой?

Сергей совсем запутался. С одной стороны, мать зудит над ухом, что внучка не внучка, соседи шушукают за спиной, а с другой – новая бухгалтер Наташа с такими формами, что голова кругом идёт.

На следующий день выяснилось — Сергей потерял все деньги, что получил на работе. Свекровь, жадная до денег, подняла истерику. Побежала по соседям с воплями и слезами:

— Вот до чего жена довела мужа, посмотрите люди добрые! – голосила она в подъезде, — Такого мужика загубила! Никогда раньше не пил, а тут запил. И всё из-за неё!

Сергей пропал из дома на неделю — пережидал, пока утихнет буря, у своей знакомой Наташи.

Постепенно отношения Сергея и Инны идут к разрыву. А как иначе, Наташа собралась уезжать за границу, и предложила Сергею совместный бизнес, точнее бизнес её папы. Сергей согласился, но ни матери, ни жене ничего не сказал.

— Надо! Просто длительная командировка… Сами пилите, что денег нет! – объясняет он дома, — Вот! Представился случай!

— А как же я без тебя целый год буду жить? – спрашивает мать, — А главное – на что?

— Мама, ну что за вопросы! – парирует сын, — Я… буду высылать вам… денег… если смогу. Надо же устроиться.

— Серёж, ты позвони, как приедешь, — просит Инна, прижимая годовалую дочь, — Мы тебя проводим. Я сейчас оденусь.

Когда в аэропорту Инна увидела Наташу, вопросительно глянула на мужа. Тот опустил глаза. Улыбаясь, подошла Наталья.

— Ну что простился, дорогой? – обнимая Сергея, интересуется она, высокомерно оглядев жену, — Идём, скоро регистрация. Я там тебя жду!

 

 

Сергей, молча, смотрит на жену и маленькую дочь. Он бежит от них, от проблем, от безденежья, от скандалов матери. Ему не стыдно, он услал, и совершенно спокоен.

— Всё! – сухо говорит он, — Прощай!

Инна долго смотрит вслед мужу. Катя устала, расплакалась, словно поняла, что простилась с отцом. Они отправились домой.

Подойдя к квартире, нажала звонок. Резко распахнулась дверь, свекровь выставила чемодан с вещами.

— Уходи! Ты теперь здесь никто! – глядя в глаза снохе, усмехнулась — Как же я давно мечтала сказать тебе это в лицо! Убирайся!

Дверь захлопнулась. Инна так ошарашена, что ничего не понимая, идёт во двор со спящим ребёнком на руках. Её трясёт дрожь, она готова разрыдаться и закричать от обиды. Но Катя сладко спит, что-то бормоча. Женщина качает ребёнка и думает: «Куда мне идти? Что мне делать?» Позвонила своей подруге Даше, изложила свою ситуацию.

— Конечно, Инка! Приезжай! – кричит подруга, — Давай, жду вас. Там что-нибудь придумаем.

Планировалось, что Инна с дочкой поживут у Даши какое-то время: месяц или полгода, пока решатся вопросы с работой и жильём. Всё затянулось на долгие два года. Инна полностью взяла на себя домашние дела и заботу о дочке. В выходные, когда Даша отдыхала, она шла на подработку, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.

Кате исполнилось 3 года, когда появилась возможность съехать от подруги. Девочку устроила в детский сад, сама нашла хорошую работу медсестры в неврологическом отделении. Сняла квартиру, которая находилась в десяти минутах от работы.

Жизнь налаживается. Течёт спокойно и размеренно.

Пролетело семь лет.

Однажды, придя на смену, Инна увидела, что привезли женщину с инсультом. Она едва узнала в ней свою свекровь.

Осторожно зашла к ней в палату. Пожилая женщина с отёкшими веками и следами страданий и мук на лице лежала под капельницей. Убедилась, что это действительно Екатерина Степановна, подошла.

— Как вы себя чувствуете, Екатерина Степановна? – спрашивает она, склонившись ближе.

В ответ больная бормочет непонятные фразы – нарушена речь. Женщина пытается говорить, но язык не слушается. Слёзы текут по её щекам.

— Поправляйтесь! – кивнула Инна, — Я ещё к вам зайду. Моя смена через два дня.

Придя домой рассказала дочери о том, что в больницу попала её бабушка.

— Мам, какая бабушка? – не понимает дочь, — Мы же одни. Ни отца, ни бабушки нет, и не было. Ты же сама говорила?

— Да! – кивает мать, — Но это было давно. Теперь, когда она там одна в палате. Такая несчастная… мне жаль её. Она твоя бабушка.

— Ну, не знаю, — вздыхает Катя, пожимает плечами, — А что ты хочешь?

— Давай, заберём её к нам? – предлагает Инна, — Она совсем старенькая и больная…

— Не знаю, мам, — отмахивается дочь. Для девочки это совершенно чужой человек.

Через два дня Инна пришла на смену, слышит разговор медсестёр:

— Жалко бабульку! – говорит одна, — Почему никто не приходит к ней из родных.

— Да! – сочувственно вздыхает вторая, — Ей нужен постоянный уход. А выпишут из больницы, как она будет одна?

Инна вошла в палату к свекрови.

— Екатерина Степановна, — спрашивает она, — Как вы себя чувствуете сегодня? Получше? Голова не болит?

Больная внимательно смотрит на неё, потом пытается что-то сказать. Опять обрывки непонятных звуков.

— Не волнуйтесь! Просто кивните мне или моргните глазами, — просит Инна, — А где Сергей? Почему Вас не навещает? Он с вами живёт?

Из глаз женщины брызнули слёзы. Слёзы беспомощности и отчаянья.

Инна регулярно навещает свекровь, кормит ей, переодевает, просто сидит рядом и рассказывает о внучке. Наконец она прошла на поправку. Плохо, но вполне разборчиво начала говорить.

— А, Сергей, знает, что вы в больнице? Почему Вас не навещает? — спросила Инна.

— Работает, — еле разборчиво произнесла свекровь.

— У вас есть его номер? Нужно сообщить, чтобы приехал, — настаивает Инна.

— Был дома.

— Может у вас есть подруги, которые смогли бы приходить, — интересуется она.

— Нет! – залилась слезами свекровь, — Никого у меня нет.

Екатерину Степанову выписали. Инна помогает добраться до дома. Она попросила номер Сергей и позвонила ему:

— Здравствуй! – сказала она, — Это Инна.

— А почему ты звонишь мне с маминого телефона? – удивился он.

Инна рассказала Сергею всё.

— Приезжай скорее! – добавила она, — Твоей маме нужен уход. Её выписали, но она такая слабая, сама не сможет себя обслуживать. Приезжай!

— Ну-ка, дай мне её к телефону, — строго просит он.

— Сыночек, дорогой здравствуй, — радостно причитает мать.

— Это правда, что рассказала Инна? – уточняет он, не здороваясь.

— Да, — вздыхает мать, — К сожалению, всё это правда.

— Не могу помочь! – выкрикнул сын, — Разбирайтесь сами, я не могу приехать, — сказал Сергей и положил трубку.

Мать испуганно смотрит на сноху и льёт слёзы. Сын не захотел даже поговорить с ней.

Инне ничего не оставалось, как самой ухаживать за больной женщиной. Она каждый день приходила к свекрови. Все старые обиды ушли, остались только забота и внимание к пожилой женщине.

— Инночка, пожалуйста! – просит свекровь, — Переезжайте ко мне. Вон сколько места. И тебе полегче будет, и я внучку видеть буду. Правда, возвращайтесь домой! Я так хочу увидеть Катюшу…

Инна улыбнулась и кивнула в знак согласия. Они обнялись. Как долго она ждала, что их с дочкой признают.

Катя охотно помогала маме ухаживать за бабушкой. Соседи, что столько лет презиравшие Инну, теперь, улыбаясь, здоровались при встрече и заходили в гости.

Минуло ещё 10 лет.Екатерина Степановна поправилась, но за всё это время, Сергей так, ни разу к матери не приехал.

Ещё через год свекровь умерла. Инна позвонила Сергею и сообщила когда похороны. Но сын не появился и на кладбище.

Инна с дочкой продолжали жить в квартире свекрови, но раздался звонок:

— Ты, ещё там, в моей квартире? – сухо спросил Сергей.

— Да! – начала Инна, — Мы с Катей хо…

— Освобождайте! – выкрикнул он.

— Что? – не поняла она, — Как? Мы же одна семья… Мы с Катюшей…

— Я сказал, пошли вон! – гаркнул он, раздражённо, — Обе! Даю два дня! Ключи оставь соседям. Это моя квартира, и я здесь буду жить со своей женой. Ясно выражаюсь?

— Да, — замялась Инна, она шокирована, его хамством, — Хорошо…

Спустя два дня, в прихожей с чемоданами на коробках сидят Инна и Катя. Ждут машину. Звонок в дверь. На пороге подруга свекрови баба Зина.

— Это куда вы собрались? – приподняв очки на носу, интересуется она, — В такую рань и с вещами…

— Добрый день, Зинаида Васильевна, — говорит Инна, — Вот, съезжаем. Сын приказал освободить. Это ведь он теперь наследник. Так, что мы…

— Это Сергей что ли? – смеётся она, — Какой наследник!

— Он скоро приедет. Квартира принадлежит ему. Не хотелось бы, встречаться с ним. Мы пойдём.

— Инночка, так вы ничего не знаете? – удивилась Зинаида, — Екатерина Степановна оформила дарственную на вас с Катюхой! Вы владельцы этой квартиры. Она всё оформила, не сомневайтесь. Моя дочь нотариус, она и заверяла документы. Не знаю, почему она вам не сказала, может, не успела.

Вечером за чашкой чая Инна говорит дочери:

— Катюш, дорогая, всегда помни, — задумчиво говорит она. — К людям надо относиться с добром, любовью, так, как бы ты хотела, чтобы относились к тебе. Мы с тобой простили бабушку, забыли все обиды, и в нашей семье поселилось счастье. Постарайся видеть хорошее в людях, и не помнить зла. Знаешь, в каждом человеке, есть что-то хорошее.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.17MB | MySQL:68 | 0,324sec