Одиночество

Сейчас же, поглаживая пушистого кроху, она вдруг поняла, что хочет, чтобы он жил в ее доме. Взяв щенка на руки, Маша быстро пошагала к дому. Это было начало.

Что такое одиночество? Почему кто-то его панически боится, кому-то в нем комфортно, а кого-то оно заставляет искать способы избавиться?

Маша с детства любила возиться с малышней. Девочка не только играла с детьми младше нее, она вытирала им носы, отмывала руки и поправляла одежду. Следила за ними, не давая упасть или пораниться. Так она и выросла с любовью к детям, так получилось и в ее жизни, что она стала многодетной мамой.

Удачный ранний брак, в котором Маша была счастлива. Муж оказался хватким до дела, построил свой бизнес, и семья жила в достатке.

Первым на свет появился Никита, потом Димка, через два года родилась Катя, за ней двойняшки Лешка и Оля. Дела у мужа шли хорошо, и вскоре семья переехала в загородный двухэтажный дом.

Любовь и уважение между родителями служили живым примером для детей. В доме всегда было шумно и весело. Взаимопомощь не входила в обязательный курс воспитания, она, опять же на примере родителей, рождалась сама собой.

Дети росли, и выросли. Сначала уехал учиться в столицу Никита, да там и остался. Потом Димка выбрал военную стезю и поехал туда, куда приказали. В 19 лет вышла замуж Катя, и отправилась за мужем в Казань. Двойняшки выбрали специальность врача: Димка выучился на стоматолога, Оля стала гинекологом. И они тоже упорхнули из родного гнезда.

Маша и Слава остались одни в большом доме, но скучать им было некогда. Супруг мотался по делам бизнеса, Маша занималась домом и двором.

Она никогда не брала себе помощников. С детства приучая детей к труду, мудрая не по годам женщина смогла так выстроить обязанности всех членов семьи, что им не нужны были ни кухарки, ни горничные, ни садовники. Да и жили они не на Рублевке, а в обычном российском городе.

Наступило лето. Супруги готовились к празднованию 50-летия Славы. Гостей планировалось много, должны были приехать и дети.

Славка, чмокнув Машу в щеку, отправился с дядь Колей проверить рачевни, поставленные с вечера в укромном месте Мороки, местной речки. Он еще за неделю договорился с самым известным в поселке ловцом раков. Муж планировал посидеть с друзьями под пивко с раками.

Дядя Коля подъехал на своем мотоцикле с коляской, посигналил Славе. С ними поехал и Никита, а вот Димка не смог вырваться из части, у них были учения. Оля и Катя помогали маме с готовкой блюд для праздничного стола.

Время шло, стали подъезжать первые гости, а Славки все не было. Потом прибежал запыхавшийся Сережка, сын соседки, и сообщил, что дядь Слава с дядь Колей и Никитой перевернулись, не доехав до места.

Тут у Маши зазвонил мобильник:

– Мам, мы тут немного в аварию попали. Я уже скорую вызвал, – проговорил в трубку Никита.
Голос у него был хриплым, в нем слышались тревожные нотки.

– Никита, все живы? – спросила Маша.
– Да, – ответил сын…
Славу не довезли до больницы. Скорая приехала поздно, рана оказалась тяжелой, или это судьба, но 50-летний юбилей мужа Маша встречала в черном платке…

Похороны, кладбище, стук комьев земли о крышку гроба, люди, люди, люди, поминки. Все слилось в одну размытую картину, центром которой было спокойное лицо мужа в гробу.

Маша отказалась ехать к кому-то из детей. Она осталась в их большом доме, таком красивом, и таком пустом.

Прошло два года. Дети старались поддерживать мать, навещали ее, как только выдавалось свободное время. Маша внешне пережила горе.

Она что-то делала, куда-то ходила, но по вечерам, когда поселок обволакивала тишина, а дом погружался в сумерки, женщина часто сидела в любимом кресле мужа и тихонечко плакала. Вот оно и пришло, это проклятое одиночество.

Никита взял бизнес отца на себя, Маше сын оплачивал дом, переводил определенную сумму на карту. Женщине не требовалось много денег, она была благодарна сыну, но категорически отказывалась продавать дом. Здесь была вся ее жизнь.

Как-то вечером Маша решила прогуляться к реке. Конец августа радовал теплой погодой и прощальными яркими красками поздних сортов цветов в палисадниках соседских домов. У берега реки она остановилась, и так и стояла, вглядываясь вдаль.

В кустах послышался какой-то шорох. Маша отвлеклась от созерцания природы и посмотрела в сторону кустов. Через минуту из зарослей появился сонный щенок. Он посмотрел на Машу, потянулся, пописал, и, виляя хвостиком, подбежал к ногам женщины.

Присев, она погладила щенка, тот в ответ лизнул ее руку. Продолжая поглаживать малыша, женщина задумалась о том, что в их доме жили и хомячки, и рыбки, и декоративные крысы, и волнистые попугайчики, и только собак и кошек не было никогда.

К ним во двор забредали соседские кошки, приезжали гости со своими собачками, но ни дети, ни она с мужем не испытывали особого желания завести кого-нибудь из них. Почему так происходило, ответа у Маши не было.

Сейчас же, поглаживая пушистого кроху, она вдруг поняла, что хочет, чтобы он жил в ее доме. Взяв щенка на руки, Маша быстро пошагала к дому. Это было начало.

 

Из всех детей только Никита часто навещал мать. Он приезжал в отчий дом раз-два в месяц, привозил какие-то деликатесы, оставался на полдня и уезжал.

На появившегося в доме щенка сын отреагировал положительно. Порадовался, что у матери появился объект заботы. Когда он приехал в следующий раз, встретился с симпатичным котенком, весело носившимся по лестнице.

Потом был еще котенок, затем две собаки, снова котята…

Никиту тревожило увеличивающееся число животных в доме, но надо отдать должное матери. Маша заботилась о них, как когда-то о детях. Все кошки и собаки были ухожены, показаны ветеринару, вылечены. Все котята приучены к туалету, для щенков была выделена отдельная комната, где Маша сама убирала.

Единственное, что смущало сына – жалобы соседей. Мама категорически отказывалась сажать собак на цепь. Кошки тоже гуляли сами по себе. И если к кошкам больших претензий не было, то вот собаки создавали определенные неудобства. Свободно разгуливавшие по двору, они не представляли опасности для соседей, но если какая-то из них умудрялась выскочить за ворота, это вызывало оправданное возмущение людей.

– Мам, давай для собак большой вольер построим, – как-то предложил Никита Маше.
– Да, надо бы, – согласилась мать.
Проблему удалось решить, соседи успокоились. Потом у Кати родился сын, Димка обрадовал бабушку внучкой, подрастал сын и у Никиты.

Дети росли. Естественным стали поездки к бабушке загород. Однако поцарапанные руки, покусанные ноги, кошачья шерсть на одежде раздражали и невесток, и дочерей. Они пытались поговорить с Машей, просили уменьшить поголовье питомцев, но та была непреклонна.

Особенно возмущалась Катя. Она жила в Казани. Привозила сына издалека, оставляла надолго. Ребенок, привыкший быть в окружении животных, требовал от родителей завести собачку или кошечку.

Катя пыталась объясниться с мамой. Маша выслушивала, соглашалась, но ничего не менялось. Более того, животные прибавлялись. То пораненный щенок, то попавшая под машину кошка.

Понимая недовольство детей, Маша решила поговорить с ними начистоту. В очередной завоз внуков, она собрала детей в беседке и сказала:

– Я не выжила из ума, и не страдаю блажью. Каждое из этих животных достойно счастливого детства, хорошей жизни и теплой старости. Вот вы приехали на день, и снова в свою жизнь. Внуки побыли месяц, и туда же. А я здесь одна осенью, зимой, весной. Так что, мне сидеть у окна и мечтать о лете? Одиночество не по мне, оно меня убивает. Да, я нашла вот такой способ борьбы с ним.
Маша говорила спокойно и размеренно. Стоя, она смотрела на своих детей, а они все ниже опускали головы и боялись посмотреть ей в глаза.

– Я не выбирала одиночество, так сложилась жизнь. И когда Майка вылезла ко мне из кустов, я поняла, что нужна ей. А она нужна мне. Прости, Никит, если доставляю тебе лишние хлопоты. Оля, не сердись, что не всегда успеваю приглядеть за Дашкой, она ж егоза такая, то котенка схватит и венок из цветочков на него надеть старается, то щенка купаться тащит, отсюда и царапины. Кать, купи ты уже Ванечке собаку. Он ведь не просто с ними играется, он их дрессирует, помогает вычесывать, следит за тем, чтоб не дрались. И это в шесть лет.
Маша вздохнула, присела на лавочку и замолчала. Рыжая кошка, проникнув в беседку, запрыгнула к хозяйке на колени, потопталась и улеглась, свернувшись в жирный бублик. Черно-белый кот вальяжно прошествовал между ног сидящих, подошел к Маше, и, прикрыв собой ее ступни, мелодично заурчал.

И тут встал Никита.

– Мамуль, это ты прости нас. И составь список, чего надо, я все закуплю и привезу.
– А Ванька уже выбрал. Того, беленького с черным пятнышком на хвосте, – добавила Катя.
Так что же такое одиночество? Может быть, оно приходит не тогда, когда ты остаешься один, а тогда, когда у тебя нет желания о ком-то заботиться? А может быть, собаки и кошки и даны нам, чтобы мы не чувствовали одиночества?

***

Автор ГАЛИНА ВОЛКОВА

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.21MB | MySQL:70 | 0,405sec