Однажды…

Однажды, когда я играл с другими, такими же, как я, детьми, чужой человек взял меня на руки. Я оказался в странном месте. Было тесно и немного темно. Немного, потому что сквозь тонкие палки свет всё же просачивался. На полу что-то мягкое. Что ж, уже хорошо.

Потом меня, видимо, куда-то везли. Я плохо помню, потому что всё время думал о том, как выбраться. Пробовал звать на помощь, но тщетно. Никто не захотел мне помочь.

 

 

Вдруг стало светло.

Кто-то громко закричал и замахал руками. Я съежился, зажмурившись от захлестнувшего страха. Но внезапно крик стих. Я открыл глаза и увидел девочку, зачарованно смотревшую на меня. Подошёл познакомиться. Она опять почему-то закричала. Я отпрыгнул в сторону. Мысли метались, очень хотелось спрятаться. Но спрятаться мне не дали.

Девочка захотела играть. Она потащила меня в другую комнату и начала совать все свои игрушки по очереди. Было совсем не весело, и очень хотелось спать. Я попытался уйти в другое место, но она догнала меня и зачем-то схватила за нос. Стало нестерпимо больно, и мне ничего не оставалось, как вцепиться в её руку зубами.

О, какой вопль она издала! Предыдущие два раза в счёт не идут.

Тут же вокруг зашумели, и пространство вокруг наполнилось гулом, от которого я вообще перестал что-либо понимать.

На фоне остальных голосов выделялся чей-то визгливый и тонкий. Он взлетал над общей массой и звучал так неприятно, что хотелось от него убежать. Я и побежал.

Но меня догнали, и я вновь оказался в своей темной тюрьме из тонких палок. Я больше не пытался выбраться. Свернулся калачиком и затих.

Потом я почувствовал запахи. Много незнакомых запахов. Они пугали и будоражили. Меня выпустили на что-то мягкое и влажное. Тонкие пахучие волоски щекотали пятки. Я взял один из волосков в рот. Он оказался сочным, и я разжевал его. Хм! Странный вкус, но не противный. Привычная еда, конечно, вкуснее, но ей здесь и не пахнет.

Я оглянулся. Люди, которые привезли меня сюда, исчезли. Я остался совсем один. И тогда просто пошёл вперёд. Куда? Если бы я знал.

Я шёл долго и очень устал. Забился в первую попавшуюся ямку и заснул.

Проснулся от громкого лая. Напротив меня стояла огромная собака и оглушительно гавкала. Я не боялся собак. Те из них, с которыми мне приходилось встречаться, не были ни большими, ни злыми. А эта казалась страшной.

Я сжался в комочек, надеясь, что ей надоест лаять, и она уйдет. Но собака не унималась.

Проходящий мимо мужчина заметил меня, и отогнал страшного зверя.

— Откуда ты здесь? — Спросил он.

Эх, если бы я знал. Я не мог понять, откуда меня привезли и как мне добраться обратно в свой дом, к брату и сестрам.

— Совсем не похож на беспризорника… — Задумчиво проговорил мой спаситель.

Мне захотелось закричать, что у меня есть дом! Есть!

Мужчина погладил меня по голове и решил:

— Знаю я одно место, где тебя не обидят!

Когда мы пришли в тот дом, мне опять стало не по себе. Там всё пропитано было бедой, слезами и надеждой. Нас встретила девушка. Она с жалостью посмотрела на меня, дала поесть и показала где можно спать. Хоть я и провел предыдущую ночь на улице, заснуть не мог. Мне было очень страшно. Больше всего я боялся, что останусь здесь навсегда. Я уткнулся носом в угол и тихонько заплакал.

В это время дверь скрипнула. Вошла та девушка, что до этого кормила меня, а с ней другая, к которой я бессознательно потянулся. Нет, прежде я её не видел, но почему-то сразу почувствовал, что она сможет меня полюбить.

— Откуда он? — Спросила «моя» девушка.

— Неизвестно. Сегодня привёз какой-то мужчина. Сказал, что от собаки отбил. Хороший мальчишка, правда?

— Хороший. Очень. Не похож на бродяжку. Слушай, вдруг его ищет кто-то?

— Не думаю. Он ребенок совсем. Сам убежать не мог. Выгнали наверное.

— Выгнали. — Эхом повторила «моя» девушка.

— Что ты раздумываешь? Посмотри, какой он хорошенький. На тебя, кстати, похож.

 

 

Страх, что она вдруг откажется забрать меня из этого неуютного места, охватил всё моё существо. Я бросился к ней, пытаясь сказать, что буду очень хорошим, послушным и аккуратным. Но из горла вырвался лишь нечленораздельный хрипловатый звук. А мне больше всего хотелось, чтобы она взяла меня на руки и прижала к себе. Тогда я сделал последнее, что мог: заглянул ей прямо в глаза.

И она заплакала. Через минуту я сидел у неё на руках, прижимаясь к тёплому уютному свитеру и старался не дышать.

И только, когда мы переступили порог светлого и уютного моего нового дома, я улыбнулся.

— Ты умеешь улыбаться? Какой же ты смешной!

И я, уже ничего не боясь, наконец-то смог сказать, как я рад тому, что мы встретились в этом большом и страшном мире. Я снова улыбнулся и громко и отчётливо произнес:

— Мяу!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.18MB | MySQL:66 | 0,306sec