Рассказы у костра. Заманчивое предложение

Огонь мерно потрескивает, поедая сухие веточки. Варлок подбрасывает ещё дров, и костёр разгорается ярче.

– Вы вовремя! – Он указывает на запекающиеся над огнём яблоки. Аромат от них расползается, кажется, по всему лесу. Того и гляди зайцы и прочие травоядные выбегут на поляну и потребуют свою долю.

– О, еда! – восклицает Саша. И откуда он появился? Я-то думала, что я одна решила побродить вдали от цивилизации и случайно наткнулась на Варлока. – А я как раз не прочь перекусить.

– Не совсем, – Варлок качает головой, но пока ничего не объясняет.

Я понимаю, что на поляне уже собралась вся компания. Вышли с разных сторон и удивлённо смотрят друг на друга. Только Веранна хитро щурится. Она явно понимает больше остальных. Она и Варлок.

Мы рассаживаемся вокруг костра на лежащих на земле брёвнах. Дракон протягивает руку к огню. Пламя радостно оплетает его пальцы, но рука остаётся невредимой. Огонь опадает, в ладони Роггора появляется огненный цветок, похожий на розу.

– Это тебе, ведьма, – заявляет он, но, когда Элина (забыв, что ей не нравится это прозвище) протягивает руку, добавляет: – Не так быстро. Его можно будет взять в руки и даже высадить в почву, но только в Мире Огненных Драконов. Считай, что это – официальное приглашение.

Цветок пропадает, видимо, дракон переместил его в свой мир.

– Я подумаю, – прищуривает глаз Элина, но по губам неудержимо расползается улыбка.

 

 

Я сажусь рядом с Сашей. Бревно довольно короткое, так что теперь мы сидим практически в обнимку. И, кажется, мне это нравится. Варлок раздаёт запечённые на огне фрукты, по одному в руки.

– Разрезайте, – командует он. – Будем определять, кто сегодня рассказывает историю. Сегодняшний вечер просто обязан стать вечером историй.

Нож кочует по кругу. Каждый разрезает печёное яблоко и смотрит, что внутри. Пусто. Пусто. Пусто. Дракон недоумённо пожимает плечами, демонстрируя нам хорошо пропеченное яблоко, разрезанное точно посередине. Дима доедает одну половинку фрукта, положив вторую на бревно рядом с собой. Я разрезаю яблоко, доставшееся мне. Пусто.

– Забавно, – с усмешкой заявляет Варлок, показывая собравшимся разрезанное на две половинки яблоко. Внутри – свёрнутый конвертом клочок бумаги.

Как? Как он там вообще оказался? Как не сгорел или хотя бы не размок внутри запекающегося яблока?

Варлок разворачивает послание и зачитывает нам:

– «Сегодня рассказываешь ты». Ну ладно, я так я.

Он достаёт откуда-то из темноты большой котёл (так и знала, что он знаток зельеварения) и корзинку с фруктами.

– Давай сюда, – протягивает руку Веранна. – Тут неподалёку бьёт чистый ручей. Русалки воду за несколько километров чуют.

Варлок, не споря, отдаёт ей котёл и подкидывает в огонь ещё несколько поленьев. Русалка возвращается буквально через полминуты. Варлок подвешивает котёл над костром (когда он успел установить походную треногу – загадка), нарезает осенний урожай мелкими дольками и отправляет в котёл.

– Сейчас будет узвар, – комментирует он свои действия. – А пока слушайте. Я расскажу о том, как стал хозяином одного очень необычного кафе и получил вот эту татуировку. – Он касается скулы, на которой вытатуирован дракон. Роггор едва заметно усмехается.

– Класс! – Я поднимаю большой палец. – Давно хотела понять, что ты за человек. И человек ли вообще.

– Ну спасибо, – смеётся Варлок. – Это высокая оценка, даже не знаю, чего именно. Способностей? Артистизма? Но, слушай, я что, действительно похож на кого-то нечеловеческой природы?

– Вполне похож, – поддерживает меня Арина, переглядывается с Димой, тот согласно кивает. – До сих пор не могу привыкнуть, что ты заранее знаешь, кто зайдёт в Кафе-между-Мирами в ближайшее время и что закажет. Хоть и знаю, что тебе Кафе помогает, но как именно, понять не могу.

– Ну, давайте обо всём по порядку, – улыбается Варлок. – Сегодняшняя сказка будет про мальчика, который с детства не верил в чудеса. Вымышленные истории о волшебстве никогда ему не нравились и скорее раздражали, чем развлекали.

– Это ты, что ли, не верящий в чудеса? – скептически смотрит на рассказчика Саша.

– Представь себе, – откликается Варлок. – Сказки про магические миры и персонажей, с которыми происходят разные чудесные события, очень нравились моим одногодкам, но не мне. Буквально с рождения знал: никакого волшебства не существует.

Рассказчик прерывается, встаёт, разливает в глиняные чашки горячий узвар, раздаёт присутствующим. Я с интересом смотрю в свою чашку. От неё распространяется запах фруктов, мёда и каких-то неведомых пряностей. Делаю осторожный глоток, всё-таки напиток только с огня.

– Вкусно, – сообщаю. Собравшиеся согласно кивают.

– Так вот, – продолжает Варлок прерванный рассказ. – Мальчик, не признававший чудес, вырос и стал скептически настроенным парнем. Причём скепсис распространялся не только на чудеса, но и на ни в чём не повинных людей.

– Это как? – интересуется Саша. Он уже допил узвар и поставил чашку рядом с собой прямо на землю.

Варлок какое-то время задумчиво смотрит на потрескивающий костёр, затем поясняет:

– Мне всегда было сложно сходиться с людьми. Некоторые казались мне чересчур глупыми или увлечёнными совершеннейшей ерундой (зачем с такими вообще водиться?), отношение к другим было крайне настороженным: я им просто не верил.

– Так странно, – задумчиво говорит Арина, глядя на Варлока. – Не верится, что этот рассказ про тебя.

– И тем не менее это так, – разводит руками рассказчик, залпом допивает свой узвар и ставит чашку на бревно рядом с собой. – И вот однажды осенним вечером, когда этот парень шёл домой из университета (да, на тот момент он учился на юриста), с ним случилось нечто странное.

То есть вначале парень не заметил ничего необычного. К нему бодрым шагом подошёл пожилой мужчина, одетый в дорогой костюм. Незнакомец выглядел успешным бизнесменом. И прозвучавшее предложение было вполне деловым. Он предложил бедному студенту несложную подработку на время учёбы.

Я допиваю узвар, отставляю чашку. Теперь моё внимание всецело принадлежит рассказчику.

– «Нужно всего-то приглядеть за моим кафе в вечернее время», – так мне было сказано, – продолжает рассказывать Варлок. – «В награду получишь солидную прибавку к стипендии плюс чаевые».

Надо сказать, момент был выбран как нельзя верно. Я остро нуждался в деньгах, поэтому согласился, о чём потом не раз жалел.

Я недоверчиво поднимаю бровь:

– Тебе не нравилось работать в Кафе?

– Поначалу было весьма сложно, – кивает Варлок. – Кафе-между-Мирами в том виде, в котором вы все его знаете, появилось не так давно. Мне досталось неоформленное, нестабильное пространство, которое я должен был превратить в кафе.

– Нестабильное пространство? Это как? – требует разъяснений Дима.

– Это – странно, – рассеянно отвечает Варлок. Видно, что его мысли витают где-то далеко в прошлом. – Начать с того, что меня провели в дверь, ведущую (я это точно знал!) в не работающий уже несколько лет магазин. Но вместо пустых полок передо мной оказалась улица города. Только в совсем другом районе, за несколько километров от того места, где мы встретились. Мы стояли перед невзрачной пятиэтажкой, на первом этаже которой серебристой кляксой выделялось какое-то странное пятно. Мой работодатель сказал, что это – ворота, вход в кафе, и тут же им воспользовался. Пришлось идти следом, пытаясь, по возможности, не анализировать происходящее, потому что оно резко выбивалось из привычной мне картины мира.

Внутри нас поджидало всё то же серебристое, переливающееся пространство без намёка на совершенно необходимые в кафе столы и стулья. Мой провожатый объявил, что кафе мне придётся сотворить самому. Он, конечно, мог бы и сам, но тогда я не смогу настолько хорошо сработаться с кафе, как если создам его самостоятельно.

Слова были странные, обстановка – не лучше. И я на мгновение задумался, а так ли мне нужна эта подработка. Но было поздно. Пространство вокруг нас уже начало постепенно меняться. Появился камин с жарким огнём, пылающим внутри. Это было очень кстати: вечер был холодный, и я порядком замёрз.

Я подошёл к камину. Отчасти погреть руки, отчасти – вообще убедиться в его реальности. Шершавая каменная кладка и тепло огня окончательно убедили меня, что это не сон.

– То есть ты создал Кафе таким, каким хотел его видеть? – восхищённо уточняет Арина.

– Если бы, – качает головой Варлок. – Мы (я и Кафе) долго приглядывались, притирались друг к другу. Кафе менялось не столько в соответствии с моими предпочтениями, сколько по собственному желанию. И перемены всегда были внезапными и довольно странными.

Ладно бы только обстановка менялась. Хотя, когда перестаёшь удерживать вниманием окружающую мебель и из-под посетителя вдруг исчезает стул, тоже мало приятного. Но чаще всего Кафе просто перемещалось из одного мира в другой. Я намаялся, пока научился возвращаться домой из любого места, куда бы меня ни занесло неугомонное Кафе.

Пришлось осваивать искусство путешествия между Мирами. Не пропускать же пары из-за того, что Кафе вдруг переместилось, скажем, в Мир Огненных Драконов.

Роггор смотрит на рассказчика с усмешкой, и я понимаю, что он не понаслышке знает об этом периоде в жизни Варлока.

– Тогда-то я с Роггором и познакомился, – подтверждает мои догадки Варлок. – Но к этому мы ещё придём. – Рассказчик делает глоток узвара из чашки.

Я машинально беру свою, забыв, что она уже пуста. Удивлённо гляжу внутрь. Чашка опять полна до краёв горячим ароматным напитком. Любопытно.

– Я стал вечерним баристой, – продолжает Варлок. – Днём учился в университете, после захода солнца пытался ужиться с постепенно формирующимся пространством необычного кафе. Времени на сон, конечно, почти не оставалось, но это была невысокая плата за возможность приобщиться к чудесам.

– Ага, то есть ты в них всё-таки поверил и полюбил, – торжествующе произносит Арина.

– Выбора не было, – притворно вздыхает бариста.

– А что было с Кафе днём? – интересуется Дима.

– Понятия не имею, – пожимает плечами Варлок. – Мне в ту пору это было неинтересно, я и не проверял. Думаю, днём оно просто переставало существовать. Ведь тогда оно было не более чем иллюзией, постепенно овеществляясь по мере того, как всё больше людей узнавало о его существовании.

Однажды, ещё не подозревая, насколько специфическое чувство юмора у Кафе, с которым мне предстоит работать, я вышел после смены в то, что полагалось считать дверью. Контролировать мебель и прочее окружение, пока в Кафе сидят посетители, я уже худо-бедно научился, но к концу рабочего дня (вернее, ночи, смена моя заканчивалась ровно в полночь) сильно уставал, и дверь переставала быть дверью (да, тогда входная дверь была только одна) и превращалась… самое малое – в портал, ведущий в другой мир. А то и вовсе исчезала. Приходилось спешно приводить себя и кафе в порядок, пока окружающее пространство не исчезло вместе со мной. В тот раз, однако, дело ограничилось порталом.

– Ты попал в мир Огненных Драконов? – спрашивает Дима.

– Он попал, – согласно кивает Роггор, переглядывается с Варлоком, и оба смеются.

– «Попал» – не то слово, – качает головой наш бариста. – Ну вы себе представьте, вместо хорошо знакомой улицы родного города я очутился в пустыне.

 

 

– Вообще-то у нас очень красивый мир, – решает внести ясность дракон. – Зелёных садов и стремительных рек там предостаточно. Но этот начинающий путешественник по мирам ухитрился попасть на поляну для состязаний.

Варлок молча усмехается. Видимо, вспоминает этот непростой период своей жизни.

– Поляна для состязаний? – я заинтересованно поднимаю бровь. – Какие такие состязания?

– Да самые обычные, – отзывается Варлок. – В Мире Огненных Драконов любят всяческие турниры и состязания. Некоторые проводятся в истинном обличие. Некоторые – в человеческом, ведь в других мирах им зачастую приходится притворяться людьми. В ходе состязания выясняется, кто самый сильный, ловкий и так далее.

Желающие принять участие в турнире должны подойти к доставшемуся им противнику (тому, кто оказался на поляне для состязаний вместе с ним), договориться о выборе оружия, а затем – провести поединок. Я ничего не упустил, Роггор?

Дракон отрицательно качает головой, всем своим видом выражая заинтересованность.

– И куда же ты угодил? К «людям» или к «драконам»? – интересуется Арина.

– К «людям», – улыбается Варлок. – Причём имейте в виду: по законам драконов всякий, кто попал на арену, обязан драться. Не до смерти, конечно, до первой крови. Видимо, никто не предполагал, что туда можно попасть случайно, но у меня получилось.

– Я ему предлагал рассказать зрителям, что он –не дракон, а значит, может пренебречь нашими правилами, – подхватывает Роггор. – Но он упёрся. Сказал: правила – значит правила. Объявил, что будет драться. Со мной, представляете?

– Ну, ты таким хлипким тогда казался, – разводит руками Варлок.

– В переводе это значит: «Я понятия не имел об истинной силе драконов», –усмехается Роггор. – Ну, я, конечно, не сдержался. Предложил ему пари.

Русалка улыбается. Она явно хорошо знает эту историю.

– А что за пари? – оживляется Дима.

– Расскажу, – отзывается Варлок. – Но обо всём по порядку. Я действительно настоял на своём участии в турнире, предложив в качестве оружия мечи. Я довольно долго занимался фехтованием и с мечом ладил отлично.

Я смотрю на Роггора. На его каменном лице невозможно прочесть ничего.

– Откуда же мне было знать, что этот конкретный дракон тоже хорошо владеет холодным оружием? Очень хорошо, гораздо лучше меня.

– А я предупреждал… – невинно произносит Роггор.

– Короче, – с усмешкой продолжает Варлок. – Меня представили каким-то дальним родичем Роггора. Судьям объявили о том, какое оружие выбрано для поединка. После этого обратного пути у меня не осталось.

Эллина заинтересованно смотрит на рассказчика.

– А что, драконы не поняли, что ты не один из них? – спрашивает она.

– Нет, на это способны только те, кто путешествовал по другим мирам и часто встречал людей, а не знает о них только понаслышке, – качает головой Варлок. – Таких поблизости не оказалось. Исход великой битвы был понятно каким, – грустно усмехается рассказчик.

– Я его сделал, – почти извиняющимся тоном добавляет дракон.

– На первой минуте поединка.

Варлок усмехается своим мыслям, делает глоток узвара.

– Я тебя честно предупредил, – напоминает дракон.

– Пришлось выполнять условия пари, – говорит Варлок и касается ладонью скулы, на которой вытатуирован летящий дракон.

– А, так это и было условие, – понимает Дима. – Татуировка?

– Мне нужно было, цитирую, «всегда носить с собой знак дракона». Я решил, что татуировка – удобнее всего.

– Изначально мы договаривались, что проигравший выполнит одно желание победителя, – добавляет дракон. – Я на него посмотрел (и до поединка, и во время) и подумал, что этот человек вполне может стать моим другом. У нас принято обмениваться памятными знаками, которые напоминают о нас друзьям. Изначально я планировал подарить Варлоку брошь или кулон с драконом, но вариант с татуировкой мне понравился больше.

– Тогда у тебя должна быть татуировка человека, – Эллина демонстративно оглядывает Роггора с ног до головы.

– У меня – всего лишь руна, – качает головой дракон, стаскивает с шеи камешек, оправленный в какой-то незнакомый мне фиолетовый металл, демонстрирует всем присутствующим.

Руна оказывается совершенно не знакомой мне. На камешке изображён небольшой треугольник, из центра которого вверх тянутся три луча. Вопросительно смотрю на рассказчика.

– Это Раса – руна Варлока, – поясняет бариста. – Её в каком-то смысле вполне можно считать моим знаком.

– Слушай, – Хранительница Леса оборачивается к нему, несколько секунд молча рассматривает, затем продолжает: – А почему тебя называют Варлок? Когда я набрела на твоё Кафе, это прозвище уже звучало как нечто само собой разумеющееся, но, я так понимаю, за ним тоже стоит некая увлекательная история. Так ведь?

– Естественно, – кивает Варлок. – Но её я расскажу как-нибудь потом. А в следующий раз, может быть, ты расскажешь, что предшествовало твоему появлению в Кафе? Ну, или ещё что-то интересное.

– Может быть, – улыбается Эллина, глядя, как дракон проводит рукой по догорающим углям. Ласково, будто кошку гладит. И огонь тут же гаснет, покоряясь воле дракона.

– Когда следующий вечер историй? – интересуется Саша.

Бариста пожимает плечами.

– Понятия не имею. Когда историям захочется быть рассказанными. Тогда кто-то из нас придёт сюда и начнёт готовить всё для вечера. А остальные подтянутся сами. Ведь без слушателей история лишается половины очарования.

– Ещё один вопрос, – спохватываюсь я, когда компания уже собирается расходиться. – Этот пожилой мужчина, который предложил тебе работу баристой. Это ведь был Город?

– А ты сомневалась? – Варлок заинтересованно смотрит на меня.

Качаю головой.

– Ни минуты. Почерк знакомый. Найти именно того человека, который подходит для конкретной работы, и подойти к нему точно в тот момент, когда потенциальный работник готов согласиться на самое невероятное предложение. Это на него похоже.

Варлок согласно кивает.

Поляна окончательно погружается в темноту. Тучи скрывают Луну и звёзды. Успеть бы добраться домой до дождя. Интересно, когда всё-таки следующий вечер историй? Рассказ Эллины я тоже не прочь послушать.

Автор: Елена Онищенко

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:66 | 0,368sec