Серёжа

Лена внешне очень напоминала агента Дану Скалли из «Секретных материалов». Помните, шёл такой американский научно-фантастический телесериал в девяностые? Или Бэби из «Грязных танцев».

Умницы и красавицы часто влюбляются в плохих парней. Классика жанра. Только в кино плохой герой всегда оказывается порядочным и лучше многих положительных. А в жизни, чаще всего, плохой так и остаётся плохим, с возрастом становясь ещё хуже. Только девушки этого не знают, чувства побеждают над разумом. Они искренне верят, что именно их любовь сотворит чудо, спасёт, сделает из обычного плохого парня идеального успешного мужчину. Хороших девочек тянет к плохим парням. А плохие, не могут дать всего того, о чём мечтает женщина – семейного счастья, доверительных надежных отношений. Есть исключения, я не спорю.

Да и какой мужчина при знакомстве покажет свои пороки и отрицательные стороны натуры? Да никакой. Как и женщина. Влюбляемся в одних, как говорится, а живём зачастую совсем с другими, изменившимися до неузнаваемости. Штамп в паспорте стоит, можно не притворяться. Маски сорваны, и люди пытаются привыкнуть, влюбиться в новый образ супруги или супруга. У кого не получается, разводятся сразу. У кого-то всё же получается образовать семью и жить дальше. А кто-то, потеряв время, разводится и живёт с незаживающими ранами в сердце и печальным опытом в своём багаже, боясь снова обжечься.

Мы, женщины, когда выходим замуж, мечтаем о неземной красивой любви навек. И никогда не мечтаем о хорошем отце для своих детей. Да и детей пока нет в проекте как правило.
Эх, молодость, неопытность и легкомыслие.

Подруги замуж выходят, детей рожают, а у Лены не получается. Кто нравится ей – или женат, или не хочет и не готов связать себя узами брака с одной, даже самой красивой девушкой. А кому нравится она – тот не мил ей.

— В твоём возрасте нужно уже думать не о любви, а о надежном муже и отце своим детям, – говорила мама.
Только кто из дочерей слушает маму?
— Как же без любви? – возмущалась Лена.

Все родственники наперебой твердили, что пора замуж. Да, часики тикали, спеша вперёд, где уже маячила на горизонте тревожная цифра тридцать. Хотя Лене можно было не волноваться, выглядела она на двадцать.

И возник на её пути высокий и видный Геннадий. Выглядел серьёзным, спокойным и упакованным. Забилось сердечко красавицы. Вот он, её герой.

А герой говорил о любви, о том, что неудачно женился в первый раз, что мечтает о крепкой семье и парочке детишек. И чтобы девочку родила обязательно, похожую на неё, Елену прекрасную.

Когда позвал замуж, Лена согласилась не раздумывая. Её любит, детей хочет, планирует дом построить, где будут жить вместе долго и счастливо. О чём думать? Друзья и мама почему-то не оценили её избранника.

— Не твоё. Не спеши, не выходи за него, — уговаривала мама.
— Он не такой, каким хочет казаться. Вы вместе не смотритесь, — говорили подруги и отводили глаза.

Лена ругалась с подругами, с мамой. День свадьбы назначен, куплено белое платье. Чего уж…

Глаза открылись стразу после свадьбы. На глазах родственников и друзей Геннадий разыгрывал видимость счастливого брака: не отходил от жены, поглаживал округлившийся живот. Лена забеременела через несколько месяцев после свадьбы. Как зеницу ока берегла долгожданное счастье – новую жизнь в ней. Подбирала имя.

А когда оставались наедине, муж становился замкнутым, безразличным и холодным. Часто задерживался на работе, при малейшей возможности исчезал из дома. На подозрения в изменах отвечал, что он много работает, а что видели его с кем-то, так это жена сотрудника… Знать и догадываться – разные вещи. Лена надеялась, что с рождением ребёнка всё изменится, купалась в океане лжи, глядя на очередную маску порядочности на лице мужа.

Сынишка родился внешне копией Геннадия. Умненький, развивался как по написанному в учебниках педиатрии. Всё время Лена посвящала своему долгожданному счастью. А Геннадий?

 

 

В течение месяца изображал отца – пару раз вставал ночью к сыну, укачивал. На большее его не хватило. Стал приходить домой только ночевать. Спроси его, сколько у ребенка зубов и есть ли они, что ест, во что одет, ходит ли, говорит ли, что умеет? Не скажет, не знает. Но на людях надевал маску любящего мужа и отца, ребёнка с рук не спускал.

Во все этой истории жалко маленького Серёжу. Он улыбался всем доверчиво и радостно. Геннадий приходил с работы, а Сережа бежал к нему, показывал игрушки, что-то рассказывал, светился счастьем.

Геннадий не подхватывал сына, не подбрасывал в воздухе, не сажал на закорки.

— Я переоденусь, приму душ, поем и… — Запирался в ванной.
Сережа засыпал, не дождавшись папу.

Однажды Лена словно проснулась, вдруг поняв, что всё у них неправильно. Взяла сына и ушла к маме. Решила, что не для чего сохранять семью. Попытки поговорить с мужем заканчивались ссорами, криками и оправданием Геннадием своих измен.

Он не пришёл за ней, не забрал назад. Написал эсэмэску, обвинил, что разрушила семью. А на следующий день привёл в их квартиру другую женщину, с которой изменял жене. Серёжа рос, словно всё понимал своим детским умом, вопросов не задавал. Но тянулся к взрослым мужчинам и всех называл папами.

Однажды на детской площадке маленький мальчик с папой играли в мяч. Сережа стоял в стороне и смотрел. Мячик отлетел далеко.
— Сережа, беги скорее за мячом, – крикнул папа сынишке.

Обрадованный Сережа сбегал и принёс мяч. Он такими влюблёнными глазами смотрел на чужого папу, ожидая одобрения, что на глазах Лены навернулись слёзы. А папа смущённо поблагодарил Сережу, удивившись сходству имён.

Маленькие дети всё видят, понимают, как могут. Они не дают оценок взрослым, просто любят и доверяют родителям. И ждут от них ответной любви.
— А когда папа придет? Он купит мне машинку, — говорил Серёжа перед Новым Годом маме.

В витринах магазинов Торгового центра развешана пушистая сверкающая мишура, наряжены красивые ёлки, мигали огни разноцветных гирлянд. Праздник! А если праздник, то должны быть подарки. Какой же Новый Год без подарков? Серёжа тянул маму, торопил, высматривал за стеклами витрин игрушки. Вдруг остановился у отдела с одеждой.

— Пойдём дальше, здесь нет игрушек. – Теперь Лена потянула приклеенного к стеклу Сережу, не понимая, что могло его заинтересовать среди одежды.

Она подняла глаза и застыла. Для неё не стало новостью увиденное, хоть больно и неприятно. Захлестнула обида за сына. Он не должен этого видеть. Сережа не бросился к Геннадию с криком: «Папа!», он замер и через стекло наблюдал за ним.

По ту сторону витрины Геннадий обнимал свою подругу — молоденькую, худенькую девушку. Она снимала с вешалки платье, прикладывала к себе, Геннадий фотографировал, они переходили к следующему ряду одежды. Он снова обнимал девушку, по-хозяйски чмокал в висок или губы.

— Пойдем, Сережа, за машинкой. – Голос Лены дрожал от еле сдерживаемых слёз.
Она потянула за руку сына. Он не упирался, не задавал вопросов, молча, шёл рядом. О чём может думать маленький человек, увидев папу с другой женщиной?

Выбирал игрушки без энтузиазма. Посмотрит, подержит в руках и поставит на место или отдаст маме. Из магазина Серёжа вышел всё же с новой машинкой. А Лена со страхом оглядывалась по сторонам, не дай Бог снова встретятся. Обошлось. Но весь день сын играл непривычно тихо. Лена старалась не заострять внимания на случае в магазине, а сын не спрашивал.

А через неделю пришёл Геннадий.
— Папа пришёл, — радостно сказал Сережа, но навстречу не бросился, как раньше.

Подошёл, встал рядом с мамой. Геннадий подал ему игрушку в прозрачной упаковке. Сердце Лены сжалось. Купил, как всегда, первую и самую дешевую игрушку, что попалась под руку. На этот раз принёс какого-то маленького чёрного то ли монстра, то ли Бэтмена. Серёжа повертел его в руках, не понял, как с ним играть и отложил в сторону.
А когда Геннадий сел на диван рядом с Леной, Серёжа со слезами оттолкнул его от мамы.

— Это не твоё место. Уходи!
Геннадий устроил скандал, что Лена настраивает против него сына.

Сереже три с половиной года. А он уже встретился с предательством самого родного человека в жизни – отца. Сможет ли отец когда-нибудь вернуть любовь и доверие сына? Для этого нужно постараться. Мало сюсюкать и сказать что-то приятное ребёнку, сунуть в руку игрушку. Дети чувствуют фальшь. Их невозможно обмануть, как невозможно заставить любить. Как же ошибаются те, кто думает, что маленькие дети ничего не понимают и забудут всё со временем.

«Детские обиды самые сильные и помнятся дольше других, потому что дети обижаются сердцем, а взрослые разумом. Разум способен победить обиду, сердце — нет, на нём остаются шрамы, которые не расправишь, как складки на ткани».
«Коко Шанель. Жизнь, рассказанная ею самой», Коко Шанель

Человек должен думать о последствиях своих поступков. Некоторые ошибки трудно простить. Гораздо легче стать отцом, чем остаться им. Хочется верить, что в жизни Сережи будет настоящий любящий папа. Ведь отец не тот, кто участвовал в появлении на свет ребёнка, а тот, кто воспитал.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.21MB | MySQL:68 | 0,470sec