Тонкий лёд

Снег на солнце так искрился, что слепило глаза. Надо было торопиться, и кучер постоянно подгонял лошадей. Молодая дама в повозке спешила на свадьбу родственницы, поэтому крепостной Матвейка решил сократить дорогу, через замерзшую Оку. До моста было далеко, и экономия получалась в полверсты. Одного не учел Матвейка: лёд в то время был уже тонкий.

фрагмент полотна Б.Кустодиева

Четыре дочери помещика Юшкова воспитывались у бабушки — так уж сложились семейные обстоятельства. Почтенная Мария Григорьевна Бунина старалась дать девочкам превосходное образование: в доме постоянно жили английские и французские гувернантки, а русский язык и литературу им преподавал известный педагог Покровский. Одна из сестёр, Авдотья, увлекалась поэзией, в точности, как её дядя, Василий Жуковский.

«Полно, дитя мое, — говорила бабушка, — выйдете замуж и думать об этом забудете. У женщины других забот хватает».

Шестнадцатилетнюю Авдотью, самую хорошенькую из четырех Юшковых, просватали рано. Руки девушки попросил помещик Киреевский, в два раза старше неё. Он оценил не столько красоту возможной невесты, сколько её образованность. Сам Василий Иванович говорил на шести языках, владел огромной частной библиотекой, и неустанно пополнял её новыми экземплярами. «Родство душ ценю превыше всего», — сообщил Киреевский, сватаясь к Авдотье.

полотно М. Жерар

Препятствий для союза с Киреевским не увидели. А то, что старше — так это было обыденным явлением. И в 1805 году, в январе, родственники съехались на венчание. Присутствовал там и Жуковский – на тот момент подающий надежды писатель и переводчик (он только закончил работу над «Дон Кишотом» — так звучало имя известного испанского героя в его трактовке). После свадьбы молодые поселились в поместье супруга, в полном согласии и любви. Авдотья и сама не предполагала, что в ней вспыхнет ответное чувство, ведь в ту пору об этом думали мало. Но она присылала семье восторженные письма: Василий Иванович души в ней не чаял, а когда появились четверо детей, то проявил себя как самый внимательный отец.

И вот пришёл 1812 год. Французы подступали всё ближе. Незамужние сёстры Авдотьи решили поехать в Москву, где им показалось оставаться будет безопаснее… и вскоре вернулись в деревню. Видя, сколько раненых поступает в местные лазареты, помещик Киреевский принял решение: расширить помещения за счёт собственных средств. Дворню отправил помогать лекарям. Его никто не просил об этом – ни власти, ни соседи, но Василий Иванович пройти мимо не смог. Правда, заниматься всеми вопросами пришлось его жене, Авдотье. Потому что благородный помещик Киреевский быстро сгорел от тифа.

Белёв, подле которого находилось поместье тёти Адвотьи, открытка конца 19 века

В двадцать три года с четырьмя детьми! Авдотья выполнила всё, о чём просил её муж, а потом уехала к тёте. Оставаться в тех местах было для неё невыносимо, и потребовалось два года, прежде чем Киреевская решилась вернуться в поместье супруга. Поэт Жуковский напросился в гости, и провёл в этом чудном тёплом доме всю осень 1814 года. Он много писал и гулял по округе – набирался вдохновения, как он говорил родным.

Молодой красивой вдове не раз советовали – надобно снова пойти замуж. Нужно начинать жизнь заново. Но Авдотья всякий раз переводила разговор на другую тему. Она не могла себе представить, что кто-то может заменить ей любимого супруга. Согласилась с родными только в одном: чуть попозже, когда подрастут дети, переберётся в Москву или в столицу. Нужно давать образование сыновьям, выводить дочь в свет. В орловской глуши перспектив-то никаких. Жуковский обещал содействовать и помогать, по мере сил.

В начале 1817 года кузина Машенька Протасова собралась замуж за известного хирурга из Дерпта, и вся многочисленная родня выехала на север. Авдотья чуть задержалась – приболел старший сын. А когда тронулась в путь, то поняла, что времени у неё совсем чуть-чуть. Едва успеет добраться к самой церемонии! Кучеру Матвейке наказали гнать, как только можно. И он честно выполнял распоряжение барыни. И на Оке решил немного срезать дорогу.

Василий Алексеевич Елагин — по утверждению современников, был очень похож на отца

Повозка быстро ухнула под лёд. Матвейка вытащил Авдотью, и на собственных руках вынес её к ближайшему селу. Замёрзшие, без единой сухой нитки, они оба попали под наблюдение лекарей. О продолжении пути и речи быть не могло.

Своё здоровье Авдотья медленно восстанавливала в Козельске. Приютили её родственники, Елагины, и сами отписали в Дерпт: Машеньку поздравляем, но кузина встретится с ней попозже. И эти проведённые несколько месяцев в Козельске оказались поворотными – Авдотья заново познакомилась с троюродным братом, Алексеем. Они виделись ещё детьми, но с тех пор прошло столько лет… Елагин был чуть старше неё, и занимался переводами. Читал он много, в совершенстве владел несколькими языками… в точности, как Василий Киреевский.

Она и опомниться не успела, как Елагин сделал предложение. В том же году Авдотья вышла замуж за Алексея, а ещё успела порадоваться за старшую сестру, Анну. Она тоже нашла своё счастье в 1817-м. Забегая вперёд скажу, что капитан Егор Зонтаг и Анна Юшкова прожили вместе двадцать четыре года.

фото Авдотьи Петровны Елагиной в почтенном возрасте

Авдотья – теперь Елагина – переехала в Москву. Её дом у Красных Ворот знали все: там собирались поэты и писатели, университетские педагоги и издатели журналов. Общество было самым образованным и попасть туда считали за честь. Константин Кавелин, например, писал об этом так:

«Дом Авдотьи Петровны… один из наиболее любимых и посещаемых… Все, что было в Москве интеллигентного, просвещенного и талантливого, съезжалось сюда по воскресеньям… Знаменитости, русские, иностранцы, съезжались в салон Елагиных».

Образованная и добрая хозяйка, прекрасная и отзывчивая женщина – Авдотья Елагина пользовалась всеобщей любовью и уважением. К сожалению, она пережила и второго мужа, после чего стала большую часть времени проводить в загородном поместье. В Москве она бывала только зимой, и почти ежедневно принимала посетителей – каждый хотел перемолвиться с ней хотя бы одним словом. Ум и такт этой женщины очень ценили, а её обширные познания в литературе ставили в пример подрастающим детям: не всякая дама, как Авдотья Петровна, столь тонко разбирается в поэзии!

Авдотья Елагина прожила восемьдесят восемь лет, и часто вспоминала свою поездку по Оке. Вся её жизнь переменилась в том январе 1817 года. Она думала, что сердце её навсегда заперто на замок, но лёд на реке — к её счастью — оказался слишком тонким.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:68 | 0,294sec